Никитинский Леонид Васильевич

Обозреватель "Новой газеты"

Посторонние, покиньте палату

Право обвиняемого самому выбирать себе защитника никем не может быть оспорено. Со слов Пашаева (в телеэфире), защищать Ефремова его "попросили серьезные люди", а по другим сведениям, он уже оказывал тому различные услуги. Но в суде и на следствии по уголовному делу защиту может вести только юрист, обладающий статусом адвоката.

20 июля 2020 1236 просмотров

 

Эльман Пашаев — охотник за удостоверениями
Эльман Пашаев. Фото: Instagram

Право обвиняемого самому выбирать себе защитника никем не может быть оспорено. Со слов Пашаева (в телеэфире), защищать Ефремова его «попросили серьезные люди», а по другим сведениям, он уже оказывал тому различные услуги. Но в суде и на следствии по уголовному делу защиту может вести только юрист, обладающий статусом адвоката. А тут у Пашаева есть проблемы. Он называет себя «одним из трех самых дорогих адвокатов в стране», но не скрывает и того, что «враги и завистники» трижды лишали его статуса. Детали решений он не раскрывает, но их нетрудно выяснить по открытым документам нескольких адвокатских палат.

Пашаев впервые сдал адвокатский экзамен и был принят в Московскую городскую коллегию адвокатов в 2010 году, но продержался в ней лишь год. Согласно документам палаты он использовал против своего клиента документ, полученный от него же, за что в первый раз был лишен статуса уже в 2011 году. Это позволяло ему представлять интересы сторон, но только по гражданским делам.

Спустя три года Пашаев снова сдал экзамен и был принят в члены Краснодарской областной коллегии адвокатов, но в 2014 году она получила жалобу на его недостойное поведение, и он предпочел сложить с себя статус добровольно. В декабре того же года Пашаев совершил прыжок с Юга на Крайний Север, 19 декабря приземлился в Салехарде и 20 сдал здесь новый экзамен.

В тот же день ему было присвоено звание почетного адвоката Ямало-Ненецкого автономного округа

(но удостоверение адвоката он получил в управлении юстиции лишь 22 декабря 2014 года).

Не оценив любезности, «один из самых дорогих адвокатов» еще раз сменил климат и 15 февраля 2015 года перевелся снова в Московскую городскую коллегию адвокатов. Но «враги и завистники» не дремали, и вскоре здесь он был снова лишен статуса — за то, что скрыл предыдущие похождения перед простодушными коллегами с Ямала.

До 2019 года, судя по документам, Пашаев статуса адвоката не имел, что не мешало ему весьма успешно и к большой своей выгоде участвовать в гражданских процессах, в частности, по разделу имущества между бывшими супругами — как правило, людьми состоятельными, а иногда и известными в богемных кругах. Однако в мае 2019 года он вел и защиту по уголовному делу азербайджанского журналиста Фуада Аббасова и даже посещал его в СИЗО, что без адвокатского удостоверения теоретически невозможно. Его заявления как «адвоката Аббасова» есть в открытой печати — своего участия в этом деле он не скрывал, а, напротив, раздавал интервью. В 2011 году он также, будучи лишенным статуса, осуществлял защиту по другому уголовному делу.

Между тем в период работы по делу Аббасова на самом Пашаеве висела неснятая судимость.

Дело против него было возбуждено летом 2018 года первоначально по факту вымогательства с применением насилия 230 тыс. долларов у некоего юриста Д. в пользу гражданки США Т., с которой Д. якобы получил гонорар, но обещанной «юридической и фактической» (так написано в приговоре) помощи ей не оказал. С начала июля до конца сентября 2018 года Пашаев находился в СИЗО, затем 6 месяцев — под домашним арестом, освободившись только по приговору Мытищинского городского суда от 19 марта 2019 года. Судья Ольга Дегтярева переквалифицировала преступление с вымогательства на самоуправство и назначила Пашаеву наказание в виде года лишения свободы условно с испытательным сроком также в один год.

24 октября 2019 года та же судья, к которой Пашаев обратился теперь с ходатайством о досрочном снятии судимости, пошла ему навстречу — «в соответствии со ст. 74 УК РФ», хотя и вопреки возражениям участвовавшего в деле прокурора. Погасив судимость таким образом, Пашаев в феврале 2020 года сдал адвокатский экзамен, на этот раз в городе Владикавказе, и был зачислен в Северо-Осетинскую палату адвокатов, в качестве члена которой выступает до сих пор и намерен участвовать в громком деле о ДТП.

Судя по адвокатскому удостоверению, гордо выложенному Пашаевым в «Инстаграме», оно было выдано 7 февраля 2020 года,

однако в реестре Северо-Осетинской адвокатской палаты он числится ее членом с 7 марта, при этом указывается (без расшифровки), что его статус был «изменен».

Такой формулировки бывалые адвокаты не знают, а что она может означать, это Пашаеву и Северо-Осетинской палате, видимо, придется объяснять ФАП.

При чтении ст. 74 УК РФ обнаруживается сомнительность второго решения судьи Дегтяревой. Ходатайство о досрочном снятии судимости (по истечении половины срока условного приговора, в данном случае — 6 месяцев) вправе подать лишь управление ФСИН, к которому прикреплен условно осужденный, но не он сам. Ходатайства ФСИН в деле нет, а в заседании 24 октября его представители «не участвовали». Есть сомнения и в правильности исчисления срока, по истечении которого ФСИН (но не Пашаев) могла бы обратиться в суд с таким ходатайством.

Представлял ли Пашаев документы Мытищинского суда при зачислении его в Северо-Осетинскую палату, мы не знаем, но все они есть в открытых базах судебных решений.

«Инстаграм» Пашаева пестрит не только хвастливыми заявлениями и реверансами в пользу президентских поправок к Конституции, но и его собственными фото из разных отдаленных аэропортов страны. Бог знает, что он там делает, но вряд ли эта деятельность связана с защитой интересов Ефремова.

Фото: instagram

Уникальность Пашаева (оставляя в стороне вопрос о его статусе) состоит в том, что он позиционирует себя как «решала», но намекает на какие-то высокие связи публично. Тем самым он позорит адвокатское сообщество вдвойне, так что беспрецедентное обращение Федеральной палаты — даже в отсутствие жалобы клиента — неудивительно. Удивительны публичная самоуверенность и бахвальство Пашаева. Тем более что это дело о смертельном ДТП не раздел имущества, хотя бы и между «звездами», оно слишком на виду, чтобы можно было «договориться», и «один из самых дорогих адвокатов» просто набивает себе цену. То же самое, по сути, делает и его визави Добровинский, но так уж вышло, что он тут № 2, а Пашаев — № 1 (хотя вполне могло сложиться и наоборот).

Источник: Новая газета