Брод Александр Семенович

Председатель координационного совета общероссийской общественной организации "Юристы за права и достойную жизнь человека"

Суды памяти

Преступления нацизма не имеют срока давности.
25 января 2023 488 просмотров Ставропольский краевой суд на днях признал геноцидом деяния нацистов в период оккупации края с августа 1942 г. по январь 1943 г.

ООН определяет геноцид как форму массового насилия, преднамеренное уничтожение народа (полностью или частично). Кстати, за последние годы подобные судебные решения выносились в Новгородской, Брянской, Ростовской областях. Признана геноцидом и блокада Ленинграда. Перед вынесением решений изучается большой массив архивных материалов, заслушиваются историки, очевидцы.
Я убеждён, что подобные суды памяти имеют неоценимое просветительское, воспитательное значение. Особенно в нынешних условиях, когда очевидно: человеконенавистнические идеи живы и воплощаются не только в виде факельных шествий и в прямой пропаганде ненависти. Восьмилетние обстрелы мирного Донбасса украинской армией, слёзы матерей – это уже стало трагедией нашего времени, которая, увы, продолжается при невмешательстве «миролюбивого» западного мира. Концлагеря – они не только в прошлом. Собрано немало свидетельств страдальцев наших дней, они рассказывают об издевательствах со стороны украинских радикалов, пытки эти порой более изощрённые, чем у гитлеровцев.

Необходимо противостоять и современной пропаганде, которая в последние годы приуменьшает нашу победу, развязывая руки доморощенным вандалам в Европе. А те азартно крушат памятники советским воинам-освободителям, оскверняют их могилы. При этом власти Украины, стран Балтии скрашивают старость пособников нацистов, тех, кто доносил, убивал.

О природе фашизма ещё в 1943 году размышлял советский классик Алексей Толстой на страницах «Красной звезды». Он тогда в составе чрезвычайной государственной комиссии побывал на только что освобождённом Ставрополье.

Увиденное ошеломило, ужаснуло. «В Пятигорске, на Машук-горе, в старых каменоломнях, открыто и опознано около трёхсот трупов граждан русской национальности. Ещё и сейчас на крутом известковом обрыве каменоломни видны чёрные пятна и брызги крови и между камнями – обрывки одежды и женские локоны. Сюда немцы привозили из тюрем мужчин и женщин, иногда полуживых от ужасных пыток. Следы пыток обнаружены медицинским осмотром – вырванные челюсти, изломанные и обожжённые конечности, скальпированные черепа. Людей ставили на краю обрыва, расстреливали и затем на упавших обрушивали взрывом камни».
Автор «Хождения по мукам», который знал другую Германию и других её жителей, гневно восклицает: «Как мог немецкий народ пасть так низко, чтобы его армия совершала дела, о которых тысячу лет с омерзением и содроганием будет вспоминать человечество? Каким раскаянием и какими делами немцы смогут смыть с себя пятно позора? Пятно позора – это нацизм. Немецкий народ не плюнул в глаза своему соблазнителю и пошёл за Гитлером убивать и грабить. Горе тем немцам, кто теперь же, не откладывая на завтра, не очнётся от коричневого дурмана».

28 тысяч мирных жителей, 274 военнопленных – жертвы Ставрополья. Установлены факты погребения заживо, отравления детей ядовитыми веществами. Здесь, как и на Кубани, фашисты применяли так называемые душегубки – машины со смертоносным газом.
Эксперты считают, что масштаб преступлений на территории края так до конца и не осознан. Известный исследователь холокоста Илья Альтман приводит данные об уничтожении 27 тысяч евреев, среди них было много эвакуированных из Ленинграда, Одессы, Украины, Крыма. Местный историк Николай Судавцов считает: общее количество жертв в период оккупации региона – не менее 36 тысяч жителей разных национальностей. Работа историков, поисковиков продолжается. Это нужно живым, пока «коричневый дурман» продолжает отравлять умы и души в разных уголках мира.
Пока я писал этот материал, стало известно: в обновлённый вузовский курс истории будут включены материалы о геноциде советского народа в период Великой Отечественной войны, о военных трибуналах над нацистами, в том числе и о знаменитом Нюрнбергском процессе.