Амбиндер Лев Сергеевич

Президент Русфонда

Переломный момент

Число клинических заявок на доноров Национального РДКМ превысило возможности Русфонда.
27 октября 2023 495 просмотров 2023 год еще не закончился, но уже очевидно, что он станет переломным в развитии донорства костного мозга в России. Этому виду донорства нынче исполнилось 35 лет: в 1988 году Правительство РСФСР учредило Республиканский регистр доноров костного мозга. Никто, правда, не скажет, что приключилось потом с этим регистром, куда он подевался. Но главное известно: в 1991 году исчез СССР, а вместе с ним и учредитель регистра. В новой России к теме донорства костного мозга вернулись в конце нулевых. В порядке частной инициативы клиники Минздрава РФ и региональные станции переливания крови стали собирать добровольцев и исследовать их генотипы. Более того, в Федеральном медико-биологическом агентстве (ФМБА) появилась специальная статья в бюджете, и с 2009 года здесь развернулось строительство донорской базы за госсчет. А в 2018 году Русфонд открыл некоммерческий Национальный регистр доноров костного мозга (Национальный РДКМ), в нем сейчас 87 тыс. потенциальных доноров, и он самый востребованный в стране.

Так вот, впервые за 35 лет сейчас в Национальном РДКМ добровольцев, генетически совпавших с онкогематологическими больными и готовых поделиться стволовыми клетками, оказалось больше, чем возможностей для спасительных трансплантаций. На первый взгляд, дело в деньгах, которых не хватает. На самом деле – в возможностях, которые предстоит открыть.

Тупик или проблема роста?
Вот факты: нынче в первом полугодии Национальный РДКМ получил от российских клиник 200 заявок на отечественных доноров плюс 39 заявок на доноров-иностранцев. Для сравнения: в прошлом году было 109 заявок на россиян и 37 на иностранцев. То есть спрос на наших доноров за шесть месяцев 2023 года оказался вдвое выше, чем за весь прошлый год, и, как полагают эксперты, во втором полугодии его снижение не предвиделось.

Однако Национальному РДКМ пришлось остановить этот поток – Русфонд оказался не готов финансировать подбор доноров и заготовку трансплантатов в таких количествах. Поэтому с июля по октябрь поток заявок упал вдвое.

Сравним: в 2022 году при подборе доноров и поставке 98 неродственных трансплантатов выполнены работы на 124,4 млн руб. Нынче за десять месяцев в клиники поставлены 123 трансплантата – этот сервис оценивается в 183,8 млн руб. Надо учесть и такую деталь: с февраля 2022-го по июль 2023-го Национальный РДКМ располагал грантом Фонда президентских грантов на сервис по подбору и активации доноров. Грант составил 56,2 млн руб., а весь этот полуторагодовой проект на поставку трансплантатов для 200 россиян оценивался в 120,5 млн руб. Разницу вложил Русфонд. Грант закончился в июле.

«Секретный» менеджмент
Ответ на вопрос, чем вызван в этом году столь стремительный и, признаю, непредвиденный рост спроса на доноров Национального РДКМ, сейчас очевиден. Секрет в том самом медицинском сервисе, который официально до сих пор как бы отсутствовал в отечественной практике донорства костного мозга и который осметил и внедрил Национальный РДКМ. Он взял на себя все процессы по подбору доноров и заготовке трансплантатов, включая логистику и платежи, установив прейскурант под пожертвования Русфонда.

Прежде этот сервис лежал на клинике. Врач заходил с HLA-фенотипом пациента в регистр для поиска совместимого донора. Найдя, врач получал контакты этого генетического близнеца, договаривался с ним о заборе стволовых клеток и, не получив отказа, обеспечивал медобследование. Оно не бесплатно, и врач находил деньги. Если донор оказывался здоров, то следовало организовать по месту жительства забор его образцов крови для контрольного HLA-типирования (тоже не бесплатно), отправку их в клинику (еще платеж), а затем, когда совместимость донора и пациента подтверждена, обеспечить проезд донора к месту забора стволовых клеток и сам забор, проживание и дорогу домой. Следовало также компенсировать донору зарплату за упущенное на работе время. На все это у врача уходило до трех-шести месяцев.

Один из главных итогов инновации состоит в том, что менеджмент Национального РДКМ сократил сроки подбора донора и заготовки неродственного трансплантата до двух месяцев, уравняв их с заготовкой от родственника пациента.

Вот это равенство и вызвало столь мощный интерес врачей.

Кто-то спросит, зачем искать чужаков, тратить сотни миллионов рублей на строительство их регистра, если родня всегда под рукой. Во-первых, не всегда под рукой, во-вторых, родственники чаще не подходят, чем подходят. А из чужаков можно выбрать стопроцентно генетически совместимого донора. Если, конечно, регистр достаточно велик. В 2022 году врачи открыли эти новые возможности – и в 2023 году на тех же клинических мощностях взлетел спрос на неродственных доноров.

Похоже, сейчас появился шанс поставить на поток инновацию Национального РДКМ. 27 сентября Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ (ЦНИИОИЗ) утвердил «Методические рекомендации по организации поиска доноров костного мозга и (или) гемопоэтических стволовых клеток». Они разработаны сотрудниками ЦНИИОИЗ и Национального РДКМ. В основу положен опыт и механизмы взаимодействия федеральных и региональных клиник страны и Национального РДКМ. Эти практики, отмечают авторы, «позволяют обеспечить равный доступ всем пациентам к высококачественным стволовым клеткам от неродственных доноров и значительно сократить время от инициации поиска донора до проведения трансплантации». Рекомендации предназначены для врачей, менеджеров локальных регистров и рекрутинговых центров.

Окно возможностей
То есть перед Национальным РДКМ не тупик, а проблема роста. Его практики официально признаны учеными Минздрава РФ, и «дело за малым»: надо рассмотреть прейскурант медсервиса Национального РДКМ и подключать госбюджет. Если предположить, что число заявок в 2023 году достигло 400, то Национальный РДКМ справился бы. Увеличить штат медицинской дирекции не составило бы большой проблемы. Проблемой является финансирование медсервиса, точнее, его нехватка.

Не сложно представить возражения: времена куда как непростые, госбюджет в большом напряжении... Уверен, придут другие времена и финансирование наладится. Но деньги нужны сегодня. И они есть, если взглянуть на проблему, обратившись к истокам.

35 лет назад организаторы здравоохранения поняли, что стране необходим регистр неродственных доноров костного мозга. Граждане умирали от рака крови и других гематологических болезней, а спасение заключалось в пересадке больному человеку стволовых клеток от здорового. Неизвестно, почему тогда же специалисты не рассчитали потребности страны в размерах донорского регистра и в количестве ежегодных трансплантаций.

Тем более непонятно, почему это не сделано до сих пор, хотя уже год, как действует законодательство о легитимации донорства костного мозга, а мировая донорская база с 40 млн доноров насчитывает множество практик разных стран. Тем не менее больные раком крови, для которых спасение и спасители буквально рядом, остаются без помощи. И хотя еще неизвестна ежегодная потребность страны в неродственных трансплантациях, но вот же она, сегодняшняя реальность: нынче совпавших доноров больше, чем денег. То, ради чего создаются регистры, заработало так, что мы не поспеваем за потребностями клиник.

В Русфонде полагают, что сейчас требуется координация и объединение финансовых ресурсов – благотворительных и государственных. Смотрите, поставщики Федерального регистра из ФМБА России, Минздрава РФ и Национального РДКМ финансируют два направления: пополняют новыми донорами Федеральный регистр и эксплуатируют действующую базу. Что, если перераспределять имеющиеся ресурсы так, чтобы прежде всего удовлетворять заявки врачей и потребности больных людей?

Институт для такой координации действий государственных организаций и НКО, участников развития этого вида донорства, еще недавно существовал: межведомственная рабочая группа при Минздраве РФ, созданная по поручению Президента РФ в 2019 году. В 2021 году она закрылась.

Сейчас назрела необходимость в ее возрождении.