Мысловский Евгений Николаевич

Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Нужен ли нам импортный судебный кнут?

12 марта 2022 852 просмотра Очередное политическое событие слегка пощекотало нервы некоторым российским юристам: как сообщило агентство «Интерфакс» 10 марта 2022 года, МИД РФ заявил, что Россия не намерена участвовать в деятельности Совета Европы. Не вдаваясь в очевидные мотивы такого заявления , подчеркнём лишь один его тезис: "…Россия не намерена мириться с этими подрывными действиями, осуществляемыми коллективным Западом в русле насаждения "порядка, основанного на правилах" на замену попираемого США и их сателлитами международного права"…
Это заявление появилось после того, как в конце февраля комитет министров Совета Европы приостановил членство России в этой организации. Правда, пока речь о выходе России из Совета Европы не идет. Тем более, что с политико-юридической стороны этот процесс весьма сложный и долгий. А пока Россия все еще член Совета Европы и соблюдает почти 80 Конвенций, что подписала в рамках членства. В том числе и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 1950 года, которая является основополагающим документом для Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Именно проблемы рассмотрения в ЕСПЧ жалоб из России и взволновали некоторую часть российских юристов.

По некоторым данным, на сегодняшний день в ЕСПЧ ожидают рассмотрения около 15 тысяч жалоб из России. Решения ЕСПЧ по жалобам наших граждан заставляли нашу неповоротливую и закостеневшую в корпоративной солидарности судебную систему нет-нет, да всё же и принимать справедливые решения. Только за последние 5 лет Пленум Верховного суда РФ был вынужден 8 раз обращаться к вопросам толкования и применения нашими судами правовых позиций ЕСПЧ, Президиум Верховного суда РФ выпустил 22 обзора судебной практики и рассмотрел 1128 представлений председателя Верховного суда о пересмотре дел в отношении 1124 лиц. Но вот ведь интересная особенность – хлыст международного правосудия опускался не спины виновных чиновников, а на государственную казну, т.е. на спину каждого налогоплательщика, поскольку на основании решений ЕСПЧ государство было вынуждено выплатить в качестве компенсации миллионы рублей за нерадивость своих судебных чиновников.  И ни одного рубля не было взыскано с лиц, виновных в выявленном следственно-судебном произволе. Более того, мне лично неизвестно ни одного случая, когда бы виновные чиновники, а это, как правило, связка оперативник-следователь-прокурор-судья, был хотя бы понижен в должности, я не говорю уже об увольнении.

Напомню один нюанс, связанный с созданием и деятельностью ЕСПЧ. Как пишут авторы капитального труда «Право Европейской конвенции по правам человека» (4-е издание только что вышло из печати) «…Конвенция была порождена желанием создать оплот против коммунизма, который проникал через железный занавес после Второй мировой войны из Советского Союза в европейские государства. Конвенция предусматривает как имеющие символическое значение изложение принципов, на которых основывались западноевропейские государства, так и средство, которое могло защитить эти государства от подрывной коммунистической деятельности…»(стр.3)

Итак, политическая направленность Конвенции как в прошлом, так и в настоящем сомнения не вызывает. ЕСПЧ стал порождением филантропического мировоззрения, замешанного на антикоммунизме, что дало странный правовой гибрид, который, столкнувшись с реальными требованиями государственного управления, вне зависимости от политического устройства, стал приобретать некие диктаторские замашки. Эти замашки вызвали внутриевропейские правовые конфликты, к которым оказались причастны Великобритания. Швейцария. Турция, Венгрия, Азербайджан и, конечно, Россия.

В Великобритании даже заговорили о необходимости создания своего Билля о правах. А в России это выразилось во внесении 1 июля 2020 года поправки в ст.79 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что в РФ не подлежат исполнению решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров, если они противоречат Конституции РФ. Другими словами, законодатели попытались остановить «зарубежный кнут» правового диктатора. А у некоторой части наших граждан и адвокатов всё ещё оставалась надежда на то, что в поисках справедливости «заграница нам поможет».
И тут вдруг сваливается на их головы вопрос о членстве России в Совете Европы!

Тут есть, как говорится две новости – одна хорошая и вторая плохая. Первая - хорошая. ЕСПЧ, теоретически, будет принимать и рассматривать уже принятые жалобы от граждан России и с учётом общего политического весьма предвзятого отношения ко всему русскому, то велика возможность их положительного разрешения. Вторая – плохая. Когда это произойдёт на практике – неизвестно, поскольку непонятно, каким образом эти жалобы с учётом наложенных санкций на авиаперевозки будут доставляться в Страсбург и как туда будут добираться жалобщики и их адвокаты, поскольку в антироссийском угаре уже звучат предложения о запрете выдачи въездных виз абсолютно всем гражданам России. Правда, остаётся маленькая надежда, что до полного абсурда дело всё-таки не дойдёт.

И вот на этом фоне я выскажу ещё одну мысль. В декабре 2020 года на очередной встрече с Президентом России В. В. Путиным я, руководствуясь высказыванием классика « к чему же мнения чужие только святы?» , предложил рассмотреть вопрос о создании в России собственного суда по правам человека. Президент даже поручил рассмотреть вопрос о целесообразности изучения этого предложения. И что? Решение по этому поручению было принято, как говорится, втихаря. Естественно отрицательное. Совершенно понятно почему государственные чиновники из всех правоохранительных и судебных структур выступили против. Но почему промолчали и за это публично не выступили ни адвокаты, ни сами граждане, заваливающие Генерального прокурора, председателя Следственного комитета, Уполномоченного по правам человека в России, СПЧ и даже самого Президента России своими жалобами на нарушение их прав ( а в общей совокупности их больше миллиона) – совершенно не понятно.

Мне лично совершенно не обидно, что моё предложение было тихо похоронено – я давно смирился с тем, что нет пророка в своём отечестве. Я как изучал жалобы на следственно-судебный произвол, так и продолжаю это делать. Но всё же рискну ещё раз высказать своё личное мнение – надо бы замещать не только материальный импорт, но и правозащитный тоже. Заграница нам не поможет! И в этой связи опять вспомним  классиков – «Спасение утопающих, дело рук самих утопающих!». Кстати, собственный правовой кнут стоит гораздо дешевле, если его своевременно пускать в дело…