Амбиндер Лев Сергеевич

Президент Русфонда

Его зовут Национальный РДКМ

31 марта 2023 469 просмотров Дорогие друзья Русфонда, читатели и телезрители! На этот март пришлись два чрезвычайно важных события в жизни Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национального РДКМ): ровно пять лет назад, в марте 2018 года, он принял первых добровольцев, а нынче его база численностью в 75 840 человек вошла в Федеральный регистр. Огромное спасибо, друзья! Это с вашим личным участием и на ваши пожертвования построен крупнейший в России и самый востребованный донорский центр – таким стал Национальный РДКМ.

23 марта, выступая в Госдуме, председатель Правительства РФ Михаил Мишустин отметил, что в Федеральном регистре сейчас собрана информация о 191 тыс. человек, что почти втрое превышает численность самого крупного локального регистра: «У нас еще не было столь масштабной базы данных, каждая строчка в которой – шанс на выздоровление людей».

Донорская база Национального РДКМ составляет 40% Федерального регистра. На 30 марта в Национальном РДКМ уже 80,6 тыс. человек. Мы расскажем, как и чем живет сейчас этот самый большой проект Русфонда.

Кто и зачем создал Национальный РДКМ

В Минздраве РФ и Федеральном медико-биологическом агентстве России (ФМБА), отвечающем за ведение Федерального регистра, до сих пор предпочитают не называть Национальный РДКМ по имени. Для них это «регистр, созданный при содействии Русфонда».

Созданный кем? Русфонд учредил, создал и развивает Национальный РДКМ (регистрационный номер в Минюсте РФ 1177700013853) при содействии Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, при участии государственных и коммерческих организаций, НКО и СМИ страны, на пожертвования миллионов россиян.

Он, конечно, не был первым в России. Еще в 1988 году РСФСР учредила Республиканский регистр доноров костного мозга. В 2010–2017 годах Русфонд в рамках своей стратегии поддержки клинических инноваций финансировал развитие семи из 15 локальных госрегистров. Мы тогда вложили 557 млн руб. в создание государственной базы из 28 тыс. доноров костного мозга.

К 2018 году мы поняли, что как раз с инновациями донорству костного мозга в России не повезло – Русфонд вкладывался в отсталые технологии. Федеральные и региональные медучреждения строили локальные регистры у себя на лечебном оборудовании и на внебюджетные средства.


Главный секрет немцев

Имелись исключения: регистры ФМБА финансировал госбюджет. В остальном все было то же: регистры как подсобные хозяйства клиник, несистемный рекрутинг добровольцев и малоэффективное генотипирование (определение тканевой совместимости доноров) в «низком разрешении», то есть невысокого качества, зато втридорога. К примеру, по заявкам госрегистров Русфонд покупал реагенты на типирование одного донора по 14 тыс. руб. (€200), Кировский регистр ФМБА – по 28 тыс. руб. (€400), а регистры ФРГ имели реагенты по €25 (1750 руб.) и «высокое разрешение».

Мы изучили практики европейцев, американцев и китайцев. Наиболее интересна практика немцев. Выяснили: Россия стартовала практически одновременно с ФРГ, там теперь 9,8 млн доноров костного мозга, это крупнейшая в мире база. Всего в мировой базе 40 млн человек, и большую ее часть создали некоммерческие регистры. НКО-регистры эффективней государственных.

Чем же берут немцы? Главный их секрет вообще не секрет, а сама очевидность. В ФРГ 26 локальных регистров: 13 государственных при клиниках и 13 НКО. Госрегистры рекрутировали 332 тыс. доноров, НКО – остальные 9,468 млн. НКО-регистры более эффективны, так как подчинены единственной цели – развитию донорства, работе со здоровыми гражданами. В отличие от регистров при клиниках, чей смысл существования в излечении больных, а регистры второстепенны.

Мы использовали опыт немецких НКО и вот что получили.

Полный замкнутый цикл

В 2022 году Национальный РДКМ обеспечил трансплантатами 177 пересадок костного мозга в РФ и четыре пересадки за рубежом (по одной в Австралии и Греции и две в ФРГ). Это самый высокий показатель среди локальных регистров страны. Все работы, кроме экспортных поставок, оплатили Русфонд (161 заготовку) и Морозовская детская клиническая больница Москвы (16 заготовок).

Успех 2022 года Национальному РДКМ обеспечило не только вступление в декабре 2021-го во Всемирную ассоциацию доноров костного мозга (WMDA), хотя и открыло его донорскую базу всем клиникам мира и всем российским. К тому моменту он уже стал полноценным донорским центром, выстроив у себя все этапы донорства костного мозга. Здесь два производственных блока: рекрутинговый (просвещение и пропаганда, забор биоматериала и генотипирование) и медицинская дирекция (поиск совместимых доноров по заказам клиник, заготовка и доставка трансплантатов к местам пересадок). Вся работа выстроена в субподрядном партнерстве с государственными и коммерческими структурами, НКО и СМИ.

В частности, сбором образцов крови добровольцев заняты офисы компании «Инвитро» и других частных лабораторий, а Почта России наладила сбор буккального эпителия. В итоге в 2022 году Национальный РДКМ получил свыше 23 тыс. образцов биоматериала и генотипировал в лаборатории Казанского (Приволжского) федерального университета более 15 тыс. новых доноров – на большее денег, как всегда, не хватило.

То есть к 2022 году Национальный РДКМ уже создал полный замкнутый производственный цикл донорства с самой низкой себестоимостью в стране и наивысшим качеством донорской базы.

Плюс выигрышная логистика

Тем не менее членство в WMDA сыграло решающую роль в 2022 году: впервые все гематологи России в поисках совместимых доноров пришли в Национальный РДКМ.

Вот структура его поставок-2022 отечественным клиникам: 98 неродственных трансплантатов, в том числе 21 зарубежный от иностранных доноров и 77 – от родственников пациентов.

Выигрышную логистику Национального РДКМ при поставках неродственных трансплантатов гематологи констатировали еще в 2021 году, отметив оптимальные сроки заготовки трансплантатов от заявки до доставки – полтора-два месяца. Статистика по импорту и родственным трансплантатам не менее эффективна.

Еще с 1990-х годов клиники ищут иностранных совместимых доноров при помощи немецкого Фонда Стефана Морша. Обычно от подачи заявки до поставки трансплантата проходит три месяца. Национальный РДКМ наладил такую услугу напрямую через мировую базу и управляется в среднем за два месяца. Клиники тратят на обследование родственников в среднем два месяца, а Национальный РДКМ управляется за две недели.

Что будет завтра?

Отныне донорская база Национального РДКМ входит в Федеральный регистр и становится более доступной гематологам страны. Это плюс. Однако стратегическая проблема – будет ли некоммерческий Национальный РДКМ вписан в государственную программу развития донорства костного мозга? и если будет, то не растеряет ли достигнутой эффективности? – остается открытой.

Обновленное в прошлом году законодательство легитимирует не только донорство костного мозга и создание Федерального регистра, но и участие в нем частных организаций. Но правила развития донорства, утвержденные правительством (постановление №640), исключают НКО из числа поставщиков и пользователей Федерального регистра. Год назад наши поправки к проекту постановления приняты не были, и наша донорская база вошла в Федеральный регистр вопреки правилам.

Теперь непонятно, по какому алгоритму впредь поставлять новые партии доноров в ФМБА. Признают ли в агентстве право Национального РДКМ, как сейчас, выполнять заказы клиник? Будет ли в 2024 году у него государственное финансирование на включение новых доноров?

Да, Национальный РДКМ официально, соглашением с ФМБА признан поставщиком Федерального регистра. Но госпоставщики получили бюджетное финансирование на этот год, а Национальный РДКМ, став официальным поставщиком Федерального регистра, по-прежнему живет на пожертвования. ФМБА утверждает, будто некомпетентно финансировать НКО.