Мельников Алексей Владимирович

ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии города Москвы

Что привело к случившемуся в ростовском СИЗО и как не допустить подобного в будущем?

16 июня 2024 182 просмотра Сегодняшние события в ростовском СИЗО поднимают важные проблемы, не решение которых является почвой для дальнейшего развития негативных тенденций.

Ни в коем случае не оправдываю руководство СИЗО и регионального управления ФСИН. Более того, возможно, сотрудники попустительствовали и имеют место халатность и различные должностные преступления, нарушения инструкций, о чем косвенно свидетельствует повсеместная «цифровизация» и наличие на роликах в сети запредельного количества запрещенных предметов. Все причастные должны понести заслуженное наказание.

Но что привело к случившемуся и как не допустить подобного в будущем:

1.) По моей информации, СИЗО не доукомплектовано сотрудниками на 30%. Могу лишь предположить, что количество незанятых штатных единиц в изоляторе подобного типа составляет от 70 до 90. Это огромная цифра. Неудивительно. Кто пойдет на такую службу за зарплату в 24-26 тысяч рублей в месяц (для младших инспекторов), когда работая официантом в том же родном для меня Ростове, на одних чаевых можно заработать больше. Подобные зарплаты не привлекают к себе внимание достаточного количества мотивированных сотрудников, а те, что есть, работают либо за идею, либо за пенсию, либо от безнадеги, в редких случаях ради удовлетворения жажды наживы. При этом, тем инспекторам, что есть, приходится работать за себя и «за того парня». Я нередко при проверках сталкивался с тем, что ты заходишь в СИЗО, а там не один сотрудник на этаже работает, а один на весь корпус. Как в таком случае осуществлять наблюдение за несколькими сотнями человек — непонятно. Необходимо увеличение денежного довольствия, льготного обеспечения и престижа службы. Хотя бы для инспекторского состава, хотя у офицеров ФСИН зарплаты тоже оставляют желать лучшего.

2.) Необходима повсеместная борьба с проявлениями экстремистских и террористических идеологий. Боролись с «черными зонами» получили «зеленые». К слову, стоит отметить, что на сегодняшний день влияние запрещенных культур в УИС самое минимальное с 91-го года. Однако до сих пор есть ряд учреждений, где существует условный компромисс, который оправдывают оперативными соображениями и необходимостью. Борьба с запрещенными течениями должна совершенствоваться и продолжаться. На эту тему есть много интересных научных публикаций по направлениям социологии и философии.

3.) Различные провокаторы, желающие лишний раз разжечь межконфессиональный конфликт, говорят о притеснениях в учреждениях ФСИН по религиозному признаку. Если такие и возникают, то довольно быстро искореняются, а виновные несут наказание. Здесь также значительную роль играют Русская Православная Церковь, Духовное Управление Мусульман, Федерация Еврейских Общин и тд. Однако, на мой взгляд, необходимо большее вовлечение в процессы, связанные с воспитательной работой. С точки зрения законодательства для этого уже создан минимальный необходимый набор инструментов. В условиях, когда при СИЗО и колониях есть священники, мулы и раввины, почти во всех органах общественного контроля (ОНК, ОПРФ, Общественные советы) присутствуют представители традиционных религий, говорить о какой-то системе притеснений по конфессиональному признаку может лишь идиот (или подлец).

4.) Пробация. Я лично возлагаю огромные надежды на нормализацию ситуации в российских учреждениях, если пробация начнет работать именно в том виде, в каком она задумывалась. Пока в ряде регионов ее реализация подхрамывает и здесь необходимо большее вовлечение глав субъектов РФ в становление и развитие данного института. Если институт пробации заработает на полную мощность, то лет через 5-10 мы достигнем положительных революционных изменений сначала в учреждениях ФСИН, а потом и для всего российского общества.

5.) Необходимо дальнейшее совершенствование ПВР, системы поощрений и взысканий и иных НПА. В настоящее время у нашей комиссии СПЧ есть ряд предложений по гуманизации и совершенствованию нормативно-правовой базы, которые будут озвучены позднее в рамках соответствующей рабочей группы при Минюсте.

К слову, стоит отметить, что в последние годы (спасибо тому же Минюсту) уже проделан огромный путь по совершенствованию НПБ.

6.) Необходимо усиление роли и наделение дополнительными полномочиями органов общественного контроля (ОНК, Общественные советы, Общественные палаты, НКО). У нас в стране действует уникальный, почти не имеющий аналогов в мире, институт ОНК. Но данный институт крайне неоднороден, у него недостаточно прав для более эффективного содействия защите прав человека, региональным комиссиям нужна федеральная структура, наделенная полномочиями осуществлять контроль по всем субъектам РФ.

7.) Необходимо развитие систем безопасности в учреждениях ФСИН, в том числе с применением нейросетей. Не знаю признан ли успешным эксперимент с интеллектуальной системой безопасности в Бутырке, но меня он серьезно впечатлил.

8.) Перелимит в ростовском СИЗО, по моим данным, составляет от 200 до 400 человек. И это не из ряда вон выходящий случай, для среднестатистического СИЗО перелимит вполне привычное явление. У меня ощущение, что не осталось тех, кто не говорит о необходимости разгружать изоляторы, чаще избирать альтернативные содержанию под стражей меры пресечения. Вроде подвижки есть, но они совсем не ощутимы. Я понимаю — ряд категорий граждан безальтернативно должны помещаться в СИЗО, но зачем туда сажать, условно говоря, «ненасильственных»? Нанес измеримый ущерб, ну дайте ему меру в виде залога! Зачем годами продлевать следствие и суды? Не можете за положенный срок доказать причастность к преступлению — отпускайте.

P.S. — есть еще несколько предложений по вопросам недопущения распространения экстремистских и террористических идеологий, но озвучивать их не стал ввиду разных причин. Опишу их и отправлю во ФСИН, если со стороны службы появится желание с ними ознакомиться.

Не все, что здесь описано имеет непосредственное отношение к произошедшему сегодня в ростовском СИЗО. Так что не нужно думать, что предложенный мной комплекс мер выглядит будто все силы должны быть направлены именно на предотвращение единичных эксцессов. Уголовно-исполнительная система крайне сложна, ее необходимо продолжать совершенствовать не только для избежания того, что было сегодня в Ростове, но и в целом для оздоровления после 90х, когда все было пущено на самотек, иначе это приведет к глубинным проблемам…