Мельников Алексей Владимирович

ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии города Москвы

Алексей Мельников проверил условия содержания Алексея Навального во Владимирской области

18 января 2023 200 просмотров В понедельник я, как член СПЧ, посетил Алексея Навального, отбывающего наказание в ИК-6.

Разговор продлился более двух часов. За это время мы с моим коллегой Георгием Волковым, главредом «ОНК Газеты», достаточно подробно узнали у Алексея, как соблюдаются его права и изучили условия содержания, быта и медицинского обеспечения в исправительном учреждении.

Навальный в данный момент находится в ПКТ (помещение камерного типа). И в ПКТ, и на общих основаниях в условиях колонии строго или общего режима сложно ознакамливаться с другим уголовным делом (которое, насколько я помню, заведено было в октябре 2022 года). В связи с этим он хотел бы, чтобы его перевели в СИЗО, где времени на изучение уголовного дела выделяется больше.

Насчет помещения в ШИЗО. Навальный дословно сказал следующее: «Формально действуют строго по закону, но тяжесть нарушений не соответствует наказанию».

Про т.н. «бомжа» и «психа» (так обозначал двоих соседей по камерам в своих публикациях Алексей Навальный).

Мы пообщались с данными гражданами. «Псих» не имеет какого-либо подтвержденного медицинского диагноза, оправдывающего его прозвище, однако персонаж немного странный и, как подтвердили сотрудники, действительно иногда громко кричит. На вопрос зачем он это делает, заключенный Л. ответил, что таким образом он эмоционально разгружается. Говорит, это у него аутотренинг такой.

По «бомжу» сложно что-то сказать конкретное, так как на момент нашего посещения он был чист и каких-либо запахов мы не ощутили.

Про здоровье: на момент нашего посещения состояние здоровья Алексея было в норме, это он и сам подтвердил. Лекарства у него были, как, впрочем, и в медчасти. Беспокоила спина (эту проблему мы зафиксировали еще когда он находился в «Матросской тишине»). Когда он находился в СИЗО-1, мы добились, чтобы ему выдали коврик, на котором он мог бы выполнять упражнения для поддержания здоровья (упражнения для позвоночника). Коврик у него есть и в ИК, но в тюремной робе делать упражнения ему, конечно, сложновато. Просит выполнять упражнения без робы.

Алексей также просил о возможности посетить стоматолога. В колонии есть стоматолог, отзывы от арестантов о ее работе хорошие, однако Навальный хотел бы воспользоваться обозначенным в ПВР (правила внутреннего распорядка) правом на лечение не в условиях стоматологического кабинета учреждения ФСИН.

О лекарствах. Врачи ИК назначают лечение, исходя из перечня тех лекарств, которые утверждены ФСИН и/или закуплены медсанчастью (МСЧ). В принципе, лекарства в медчасти ИК есть, где-то оригинальные, где-то - отечественные аналоги. Допускается передача лекарств родственниками, однако сотрудники могут такую передачу не взять, если, например, отсутствуют рекомендации врача или по иным причинам. У нас привезенные нами лекарства взяли. В этой связи я считаю, что по всей стране должна быть внедрена инициатива по продаже лекарств через сервис «ФСИН.Магазин» (в настоящее время в тестовом режиме такая возможность организована в одном из московских СИЗО).

На вопрос о питании Навальный ответил: «Еда хорошая. Лучше чем в ИК-2». Температурный режим в камере соблюдается, однако, на мой взгляд, там недостаточная освещенность. На прогулки выводят, письма доставляют.

Мы, конечно, пообщались и с другими арестантами. Всегда так делаем. В целом, колония с точки зрения материально-бытового обеспечения, организации труда, воспитательной работы мне понравилась.