Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

ОНК идет на сотрудничество с Генпрокуратурой. Общественники предложили создать межведомственные рабочие группы для защиты прав заключенных

14 Августа 2019

Общественная наблюдательная комиссия (ОНК) Москвы, которая осуществляет контроль над условиями содержания заключенных, обратилась к генпрокурору Юрию Чайке с предложением создать при Генпрокуратуре межведомственные рабочие группы по защите прав граждан, находящихся в СИЗО, колониях и других местах лишения свободы. По мнению представителей московской ОНК, это поможет наладить коммуникации с региональными отделениями прокуратуры. Правозащитники энтузиазма ОНК пока не разделяют.

В письме, направленном на имя генпрокурора Юрия Чайки, приводится перечень жалоб, которые регулярно поступают в ОНК Москвы и других регионов: о «применении пыток», «ненадлежащем оказании медицинской помощи» и «нарушении разумных сроков их содержания под стражей, притом что почти не проводятся следственные действия». По данным московской ОНК, каждый месяц к ним приходит около 100 обращений о нарушении прав. «В региональные ОНК поступают тысячи жалоб ежемесячно»,— рассказал “Ъ” автор письма, ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников.

Для решения перечисленных в письме проблем ОНК Москвы предложила создать при Генпрокуратуре межведомственные рабочие группы по защите прав граждан, находящихся в местах лишения свободы. «Это попытка привлечь в первую очередь Генпрокуратуру, а также другие ведомства к решению перечисленных в письме системных проблем и в то же время заручиться их поддержкой,— пояснил “Ъ” господин Мельников.— Это может стать одним из самых эффективных в России инструментов. ОНК, имеющая допуск в пенитенциарные учреждения, может служить индикатором, который покажет, на что нужно обратить внимание».

Кроме Генпрокуратуры и региональных ОНК, в группы войдут представители уполномоченного по защите прав человека в РФ, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей, уполномоченного по защите прав ребенка при президенте РФ и президентского Совета по правам человека, говорится в письме. «Например, беременную женщину сажают в автозак, в котором душно и накурено,— это может негативно повлиять на здоровье ребенка,— поясняет господин Мельников.— Чтобы таких ситуаций не было, нужно привлечь детского омбудсмена — она может помочь в решении системной проблемы содержания женщин с их детьми в местах лишения свободы».

Кроме Генпрокуратуры и региональных ОНК, в группы войдут представители уполномоченного по защите прав человека в РФ, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей, уполномоченного по защите прав ребенка при президенте РФ и президентского Совета по правам человека, говорится в письме. «Например, беременную женщину сажают в автозак, в котором душно и накурено,— это может негативно повлиять на здоровье ребенка,— поясняет господин Мельников.— Чтобы таких ситуаций не было, нужно привлечь детского омбудсмена — она может помочь в решении системной проблемы содержания женщин с их детьми в местах лишения свободы».

В феврале на форуме ОНК, где присутствовали представители наблюдательных комиссий из 50 регионов, предложение столичного ОНК приняли положительно. «ОНК Москвы будет делиться с регионами своим гигантским опытом, помогать налаживать отношения с местной прокуратурой — в некоторых субъектах она работает недостаточно эффективно,— рассказал “Ъ” господин Мельников.— По некоторым итогам работы будет составлена карта, на которой мы отобразим проблемные регионы. Мы будем более оперативно коммуницировать с прокуратурой».

Сомнения в эффективности инициативы выразила Ольга Романова, глава правозащитной организации «Русь сидящая», которая помогает осужденным и их семьям. «В прокуратуре уже есть специальное подразделение по надзору за законностью и соблюдением прав человека в местах лишения свободы,— отмечает госпожа Романова.— Это отдельное большое подразделение — в каждом районе, в каждой прокуратуре есть специальный прокурор, есть его помощник, который занимается только этим. Почему они не работают?

Я не понимаю, зачем ОНК решили создать новый орган. Наверное, появился бюджет на это».

Госпожа Романова добавила, что повлиять на систему может только реформа ФСИН, которая сделает службу более открытой.

Однако господин Мельников привел пример эффективного взаимодействия с прокуратурой — межведомственную рабочую группу по защите прав предпринимателей, которая была создана при Генпрокуратуре с участием представителей бизнес-омбудсмена Бориса Титова. По статистике уполномоченного, 20–25% фигурантов дел, которыми занимался его аппарат, были или освобождены из СИЗО, или выпущены из-под ареста под залог.

«В основном заключенные или обвиняемые обращаются с жалобой сразу в аппарат омбудсмена,— объяснил “Ъ” общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, Александр Хуруджи.— Поступает дело, в котором указано, что есть нарушение. Есть позиция следствия, позиция защиты и объективная позиция со стороны независимых экспертов. Мы обращаемся к экспертам, которые работают бесплатно и не имеют материальной заинтересованности по делу, то есть могут давать объективную оценку». По словам господина Хуруджи, только после рассмотрения дела на заседании Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» (ЦОП БПК) ЦО, где высказываются все стороны и голосуют эксперты, дело передается в рабочую группу при Генпрокуратуре, которая изучают дело и «транслирует в регион принятое решение». Впрочем, речь в этих случаях идет главным образом об обвиняемых в экономических преступлениях, которые не должны направляться в СИЗО.

Как пояснил “Ъ” бывший зампред ОНК Санкт-Петербурга Леонид Агафонов, «создание новых структур, которые не будут иметь никаких полномочий, не несет никакого смысла».

«Я пока не видел, чтобы прокуратура выражала большое желание сотрудничать с общественными комиссиями»,— заявил он. Господин Агафонов подчеркнул, что сейчас как никогда необходимо общественное обсуждение фактов превышения должностных полномочий сотрудниками госорганов. Пока не придет понимание, что все силовые ведомства должны быть подконтрольны каким-то комиссиям, «которые смогут проводить расследования в отношении превышения полномочий, ничего не изменится»,— считает господин Агафонов.

Елизавета Михальченко

Источник: КоммерсантЪ

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter