Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Ева Меркачева сообщила, что явка на голосовании выше там, где красиво и где плохая ситуация с коронавирусом


Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ева Меркачева провела мониторинг голосования по поправкам в Конституцию в Рязанской области и пришла к выводу о том, что явка людей выше на участках в обустроенных, облагороженных цветниками учреждениях культуры, там где красиво, и в районах с неблагополучной ситуацией распространения коронавируса.

Правозащитница посещала избирательные участки 25 и 26 июня, а сегодня предоставила отчет обо всех результатах наблюдения. В отчете отражено, как проходило придомовое голосование, а также голосование на УИКах в столице региона,  в районных центрах, в ряде сел и деревень.

Ева Меркачева проводила наблюдение в качестве члена временной рабочей группы СПЧ по мониторингу общероссийского голосования по вопросу одобрения внесения изменений в Конституцию. В состав рабочей группы входят 11 человек, а мониторинг охватывает 10 субъектов Российской Федерации, среди которых Москва, Московская, Новосибирская, Рязанская и Калужская области. С 25 по 29 мая правозащитники в общей сложности посетили более 100 избирательных участков. Сегодня активно идет работа в Новосибирске, куда прилетела зампред СПЧ Ирина Киркора, и в Краснодарском крае, там мониторинг проводит член Совета Андрей Бабушкин.   


Отчет о мониторинге голосования в Рязанской области

Первый день я посвятила мониторингу избирательных участков города Рязани. Кстати, интересный факт – ЦИК располагается в бывшем первом родильном доме Рязани,  построенном купцом-меценатом Живаго. Мы шутили, что в таком  практически святом месте ничего плохого произойти не может.

Всего в Рязанской области 1015 УИК, наблюдателями выступили больше 6 тысяч человек.  Была оказия с одним рязанским архитектором, который пожаловался,  что его  не взяли в наблюдатели. Выяснилось, что документы он отправил по почте,  и они  не пришли. Потом эту проблему решили -  насколько я знаю, он а итоге стал наблюдателем.  

 Из  980 тысяч жителей,  имеющих право голоса, почти 40 тысяч изъявили желание голосовать дома.  Как это было организовано – выезжал комиссия и наблюдатель. Человек заполнял бланк в квартире, выходил и бросал в урну,  которая стола в подъезде.   В целом ничего примечательного, такое и раньше практиковалось с инвалидами и пенсионерами, но на этот раз желание голосовать на дому высказали молодые люди, которые боятся короновируса.  Случаев отказа им я лично не знаю.  

ИУК, которое я посетила, расположены в школах,  ДК и т.д. Уж не знаю, если ли связь, но при мне больше всего проголосовали в центре юннатов, который расположен в цветнике. Может, чем красивее место,  тем приятнее людям туда ходить.  Из наблюдений – в большинстве УИН были не только в масках, но и специальных халатах как наблюдатели6 так и члены комиссии.  Избирателям предлагались наборы с одноразовыми ручками в том числе. В каждом УИК были обеззараживающие жидкости.  Везде дежурил полицейский.

Сложности с голосованием на придомной территории возникли при мне из-за непогоды – ливень не дал членам выездной УИК расположится внутри двора многоэтажки, жильцы которой ходили проголосовать таким образом. Голосование в итоге перенесли. В первый день, по результатам моего мониторинга,  все прошло спокойно, явка в тех УИК, что я проверила, составила примерно 7-8 процентов.

День второй. Объехала некоторое деревушки и районные центры, где плохая ситуация с короновирусом. Там до сих пор закрыты все кафе, парикмахерские и т.д.  Меры защиты в этих УИК, как мне показалось, т были более строгие.  Как пример, охрана не пускала людей, которые шли с дистанцией меньше 2 метров.  Явка там была,  по моим подсчётам, выше – как мне показалось, люди просто соскучились по «выходу в свет». Потом после того как проголосовали некоторое не расходились , общались.   При этом о дистанции, увы,  помнили не всегда.     Но чем хуже ситуация с короновиурсом, тем более ответственного вели себя и сами избиратели.

Пару примеров.

Деревня  Марково.  УИК расположен в фельдшерско-акушерском пункте (его проще всего было обеззараживать после каждого посетителя).  Люди голосовали так, чтобы не сталкиваться друг с другом в дверях.   

Поселок Кузьминки. УИК (кстати, участок назвали имени Сергея  Есенина)  расположен  в Доме культуры,  на первом этаже. Большая площадь отведена под процедуру.  Наблюдатели  и члены УИК сидят далеко друг от друга.

В Константиново в день моего визита хоронили женщину, умершую от короновируса. Отпевали,  к слову,  в той же церкви, где отпевали Есенина.

Жалоб со стороны наблюдателей и избирателей я не услышала.  Руководители местных СМИ, с которыми встреччалась, тоже сказали об отсутствии обращений. Но уже после моего отъезда редактор НГ в Рязани сообщил о полученных данных о принуждении к голосованию работников «Рязанской нефтеперерабатывающее компании» (прилагалась рассылка от начальника цеха). На другом предприятии – Государственном приборном заводе сотрудникам обещали отгул и требовали от всех отчета о голосовании (по его данным).

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter