Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Обзор заседания постоянных комиссий СПЧ и Совета по взаимодействию с религиозными объединениями

16 Октября 2019

Информационно-аналитический центр "Сова", который возглавляет член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Александр Верховский, представил подробный обзор состоявшегося сегодня заседания постоянных комиссий СПЧ и президентского Совета по взаимодействию с религиозными объединениями.

В обсуждении приняли участие члены советов, представители органов власти, приглашенные эксперты.


В Администрации президента обсудили вопросы реализации в России свободы совести и применение действующих законов в религиозной сфере

Владимир Ряховский, член СПЧ, адвокат, рассказал о реализации в России права на свободу совести в контексте изменений в законе «О свободе совести и религиозных объединениях». Он обратил внимание присутствующих на репрессивные законодательные новации последних лет и рассказал об их применении, делая основной акцент на антимиссионерские поправки. Отметил, что Верховный суд – несмотря на президентское поручение разобраться с применением законодательства о свободе совести – уделил недостаточное внимание этой теме.

Одним из предложений В.Ряховского было поставить вопрос о создании поста уполномоченного по правам верующих граждан России. Кроме того он видит необходимым включить тему свободы совести в создаваемый по поручению президента Национальный план действий по правам человека.

Александр Кудрявцев, член совета по религиозным объединениям, также видит недостатки в антимиссионерских поправках.

Он положительно отзывается об обзоре, уже сделанном Верховным судом, и предлагает на основе будущих рекомендаций двух советов при Президенте РФ провести пленум Верховного суда, посвященный свободе совести и защите прав верующих. При этом А. Кудрявцев поддерживает рекомендации Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС) создать федеральный орган по делам религий. Он убежден в необходимости ограничений и контроля в религиозном поле (в качестве примера он привел «насаждение сект» в 1990-е годы) и предлагает ограничивать льготы религиозным организациям, созданным совсем недавно («новообразованиям»).


Игумения Ксения (Чернега), руководитель Правового управления РПЦ, обратила внимание на постановление 2019 года об антитеррористической защищенности объектов религиозных организаций.

Александр Верховский, член СПЧ, директор центра «Сова», говорил о проблемах реализации свободы совести в контексте антиэкстремистского законодательства и смежных с ним законов.

Светлана Борисова, заместитель директора департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции, отчиталась о работе Минюста, в частности, обратив внимание на протоколы по ст. 5.26 КоАП (нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях). По ее словам, в 2018 году было составлено 37 протоколов по этой статье, в 2019 году (по данным на октябрь) – 21 протокол. Большая часть протоколов составлена по ч. 3 ст. 5. 26 КоАП (осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой). C.Борисова рассказала также, что в 2019 году уже 2800 религиозных групп подали уведомления о своей деятельности (треть из них входят в централизованные религиозные организации). При этом о прекращении деятельности заявили не более чем 300 групп.

В рамках заседания выступили и приглашенные эксперты.

Михаил Шахов, профессор кафедры государственно-конфессиональных отношений РАНХиГС, обратил внимание на то, что действующее законодательство о свободе совести не дает определения понятию «участник религиозной группы» или «последователь религиозного объединения» и в каком-то смысле устанавливает существование религиозных групп по факту наличия нескольких верующих, что создает дополнительные сложности.

Анатолий Пчелинцев, адвокат, главный редактор журнала «Религия и право», поддержал идею учреждения поста омбудсмена по свободе совести и введение квалификационных требований к экспертам по проблемам религии. Он также обратил внимание на противоречия в практике применения законодательства о нецелевом использовании помещений: по его мнению, использование частного дома для богослужений ничем юридически не отличается от использования государственных зданий для богослужений (а, значит, можно ставить вопрос о часовнях, расположенных в зданиях государственных органов).

Лев Симкин, адвокат, профессор РГАИС, также поддержал учреждение поста омбудсмена по свободе совести, но не государственного органа по делам религии, и обратил внимание на ограничения свободы совести в России – в том числе посредством норм о визовом режиме для иностранцев. Религиозная деятельность, отметил он, может рассматриваться как работа (и это требует уже рабочую визу, которая квотируется, как известно), но все забывают о том, что тип визы регулирует только основную, а не всю деятельность иностранца на территории России. В очередной раз адвокат заметил, что в целом в России нет централизованной государственной политики в области свободы совести.

Сергей Чугунов, адвокат, рассказал о многочисленных делах о «нецелевом использовании» жилых домов для проведения там богослужений.

Позже в дискуссии представитель Росреестра отмечал, что их ведомство никакими религиозными соображениями не руководствуется. И это вызвало волну комментариев юристов, которые объяснили, что разные законы создают тупиковую ситуацию (например, жилой дом, в котором совершается богослужение, может находиться в собственности религиозной организации, но при этом организация не может менять вид использования земли; или, например, если владелец дома, в котором совершается богослужение, не заключает договор с религиозной организацией, у него не будет проблем с властями, но тогда будут проблемы у организации; или, скажем, если верующие собираются на молитву в частном доме и на нем нет вывески с названием организации, это будет нарушением закона о миссионерстве, а если есть – то нарушения другого закона, потому что в этом случае должен быть и договор владельца с религиозной организацией, а, значит, и следующие за этим обвинения в нецелевом использовании здания).

Константин Бендас, президент благотворительной организации «Фонд поддержки христианской культуры, науки и образования», говорил о том, что, начиная с 2005 года, представителям протестантских организаций не удавалось подписать соглашения с ФСИН – и в настоящее время управления ФСИН также не заключают соглашений с протестантами, что значительно усложняет сотрудничество.

Вероника Кравчук, заведующая кафедрой государственно-конфессиональных отношений РАНХиГС, обратила внимание присутствующих на то, что обучение священнослужителей и чиновников происходит только по инициативе их кафедры, само государство никакой инициативы в этом процессе не проявляет.

Станислав Кулов, преподаватель кафедры конституционного и международного права МФПУ «Синергия», говорил о проблемах религиозного образования. С одной стороны, обучении религии не лицензируется, с другой – не свободно от проверок Роскомнадзора.

 

В прениях выступили разные участники, в том числе представители религиозных организаций.

Муфтий Альбир Крганов обеспокоен вопросом подготовки экспертных заключений на религиозные тексты – по его мнению, нужен качественный экспертный центр для проведения подобных экспертиз. Кроме того, считает он, нужна государственная стратегия в сфере государственно-церковных отношений и хорошо бы усовершенствовать законодательство, регулирующее получение участков для строительства религиозных зданий (потому что «получить землю, если ты не близок к губернатору, невозможно»).

Сергей Ряховский, епископ, председатель РОСХВЕ, жаловался, что в связи с закрытием семинарии, придется посылать будущих пасторов учиться на Запад. «У меня сейчас запах Советского Союза», - сказал он. И прокомментировал: «Ощущение такое, что государство намекает: вам здесь не место». Епископ рассказал о том, что глава ФСИН отвечал ему, что у нас в тюрьмах сидят только православные и мусульмане, рассказал о гонениях на протестантов в ДНР и ЛНР, а еще о том, что его единоверцы, живущие на Западе, шутя спрашивают, не настало ли время относиться к православным на Западе также, как к протестантам в России. В своей очень эмоциональной речи он говорил, что «не просит от государства помощи, но просит только не мешать». Присутствующий в зале Николай Сванидзе, удивленный темпераментным выступлением обычно спокойного С. Ряховского, даже спросил, неужели ситуация настолько ухудшилась. Да, ответил епископ, - даже в Конституционном суде протестантов называют «сектантами», дальше некуда.


Андрей Бабушкин, член СПЧ, отметил, что протестанские пасторы могут попасть в ФСИН, но это требует отдельных предварительных договоренностей. Кроме того, возможны и соглашения на уровне области, но только с централизованными религиозными организациями.


Илья Шаблинский, член СПЧ, заметил, что при лишении храма представителей Церкви Божией Матери «Державная» («богородичников») местная администрация запрашивал мнение православного епископа, который ответил на этот запрос, сказав, что «богородичники» - экстремисты.

Василий Ничик, руководитель отдела Общественных связей и религиозной свободы Церкви христиан Адвентистов седьмого дня, убежден, что законы надо лучше и понятнее писать, а не добиваться потом толкований получше.

Александр Матвиенко, начальник управления воспитательной работы ФСИН, поддержал необходимость обучения чиновников основам религиоведения и прокомментировал проблемы с доступом священнослужителей в колонии. По его словам, такие встречи возможны «по запросам». Наталья Евдокимова и Константин Бендас не согласились с ним.

Наталья Евдокимова, член СПЧ, в своем выступлении говорила о сформировавшейся де факто иерархии религий и о необходимости согласовывать с гражданами места строительства православных церквей. Она просила всех высказываться и вносить свой вклад в концепцию Национального плана по правам человека.

Александр Кудрявцев, заканчивая дискуссию, вновь высказался о необходимости проведения пленума Верховного суда по свободе совести и государственной стратегии в области государственно-конфессиональных отношениям. Михаил Федотов, председатель СПЧ, согласен с предложениями А. Кудрявцева.

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter