Сидоренко Элина Леонидовна

гендиректор АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей»

Цифровая преступность: угрозы и тренды. Топ-10

18 апреля 2024 181 просмотр Криминологический анализ, проведенный экспертами Белого Интернета, позволяет говорить о том, что российская цифровая преступность в последние годы приобрела устойчивые негативные качества: высокую латентность, профессионализм, организованный и корпоративный характер.

Тренд 1 – устойчивая динамика роста

В последнее десятилетие наблюдается устойчивый рост преступлений, совершаемых с использованием цифровых технологий. Только за последние пять лет и количество увеличилось в 2,3 раза. В 2019 году было зарегистрировано 294 тыc., а в 2023 г. - 676 951 цифровых преступлений.

Тренд 2 – растет общественная опасность цифровых преступлений

Наряду с количественным ростом цифровой преступности наблюдается повышение ее общественной опасности и вредоносности. Если ранее доля тяжких и особо тяжких преступлений в цифровой сфере не превышала 25%, то в настоящее время она составляет более половины всех цифровых преступлений (342 637 в 2023 г.).

Тренд 3 – институализация цифровой преступности

IT-преступность приобретает устойчивые криминологические признаки (возраст преступников, способы и средства совершения преступлений, атрибутика, внутренняя иерархия). Формируется новый пласт профессиональной преступности. Если ранее ее основу образовывала рецидивная «воровская» преступность с присущими ей атрибутами (татуировки, сленг, ранги и др.) и субкультурой, то сейчас формируются принципиально иные типы профессиональных преступников – хакеры и цифровые мошенники/цифровые воры.

Тренд 4 – кластеризация цифровой преступности

Отмечается формирование двух различных криминологических типов цифрового преступника: цифровой мошенник/вор и хакер. Если для первого типа характерно наличие криминального опыта и групповой способ совершения преступлений, то для второго - отсутствие криминального опыта, высокая профессиональная подготовка и особый порядок организации преступной деятельности в рамках хакерских группировок и профессиональных сообществ. Атрибутивными признаками цифровой хакерской субкультуры являются особые способы общения в сети, «зашивание» во вредоносные программы отличительных кодов и символов, общение через скрытые онлайн-сообщества, основанные на философии свободы информации и цифрового анархизма.

Тренд 5 – использование хакерских группировок в информационной войне

Если раннее большинство IT-преступников были ориентированы на взломы систем информационной безопасности компаний и преследовали исключительно корыстные цели, то начиная с 2022 года они намерено ориентируются на информационную войну и рост напряженности в российском обществе.

Тренд 6 – психологизация цифровой преступности

В последние три года отмечается стремительный рост информационных преступлений, совершенных с использованием психологического давления на потерпевших. При этом используются качественно новые дистанционные методы воздействия, основанные на нейро-лингвистическом программировании и четком психологической профайлинге жертв.

Тренд 7 – рост естественной латентности цифровых преступлений

Как показал опрос Белого Интернета, 70% потерпевших не сообщает о том, что в отношении них совершались цифровые преступления. Наибольшей латентностью отличается неправомерный доступ к компьютерной информации (на одно раскрытое преступление приходится 4 тыс. нераскрытых), распространение вредоносных программ (1:2000), мошенничество (1:1000), сбыт наркотиков (1:550).

Тренд 8  - рост искусственной латентности IT-преступности

На фоне высокой естественной латентности преступлений растет и искусственная латентность:  до суда доходит менее половины выявленных преступлений. Основную долю регистрируемых It-преступлений составляют хищения. Это мошенничества (353 тыс.) и кражи (119 тыс.). Однако к ответственности привлечено только 41 тыс. мошенников и 31 тыс. человек, совершивших кражи в Интернете.  Около 700 тыс. ранее зарегистрированных цифровых мошенничеств остаются нераскрытыми.

Тренд 9 – меняется структура преступлений, совершаемых в Даркнете

Растет доля преступлений, совершаемых в Даркнете, и вместе с тем изменяется их структура: на фоне стабильно высокого уровня оборота наркотиков, увеличивается доля преступлений, связанных с хищением и продажей баз данных для последующего совершения мошенничеств и экстремистских преступлений. По-прежнему высокой остается латентность преступлений, совершаемых в Дарнете. По данным официальной статистики, в 2023 г. не было зарегистрировано ни одной ddos-атаки, а с ресурсами Даркнета совершено всего 13 преступлений. В то же время вендоры сообщают более чем о 50 тыс. атак на российскую цифровую инфраструктуру в 2023 году.

Тренд 10 – мишенью цифровых преступников становятся дети

Количество цифровых преступлений, совершенных в отношении подростков, за  последние три года  увеличилось вдвое. При этом изменился характер посягательств: если ранее это были хищения, то в 2023 году – буллинг (запугивание, шантажи), вовлечение в преступную деятельность (экстремизм, терроризм, совершение иных насильственных и корыстных преступлений). Цифровые преступления в отношении несовершеннолетних отличают высокая латентность (1:1500) и использование психологических приемов обработки. 90% опрошенных подростков отметили, что не готовы сообщать о совершаемых в отношении них преступлениях, если они не связаны с хищением денежных средств. А это означает, что латентность буллинга, угроз и психологической вербовки будет оставаться на высоком уровне.