Мысловский Евгений Николаевич

Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Преступное невежество

5 октября 2022 758 просмотров Пришло время каяться. И я каюсь. Каюсь в том, что считал, что саботажники сидят только в органах, имеющих отношение к охране прав граждан, в частности, в полиции, в следственных подразделениях, в прокуратуре, в судах. Я почему-то считал, что виной этого саботажа являются, как у нас было принято говорить, «ложно понятые интересы службы», взращенные на почве «корпоративной солидарности».

Я и многие мои коллеги полагали, что с этой самой пресловутой «корпоративной солидарностью» можно бороться путем некоего улучшения правовых норм и инструкций, а отдельные эксцессы итсполнителя, в том числе и чисто дебильного характера, допускаются лишь иногда.

В последнее время в органах государственной власти резко обострилась проблема исполнения решений, принятых руководством страны. О саботажниках в правоохранительной системе я писал много, более того, лично говорил о фактах правового саботажа Президенту России Владимиру Путину. Последние два года, прошедшие под знаком борьбы с ковидом, выявили результаты саботажа в системе здравоохранения, который скромно в течение многих лет назывался «оптимизацией здравоохранения». А встряхнувшая всю страну СВО вывернула наизнанку и все другие структуры власти, показав скрытых до поры до времени саботажников – военкомы, которые не могут прочитать приказы министра обороны, и начальники пунктов приема мобилизованных, которые не могут обеспечить обмундированием вновь призванных на службу; преподаватели вузов, которые внедряли в головы студентов антигосударственные идеи; известные артисты, которым вдруг стало невмоготу выступать на Родине и т.п.

Сегодня вновь зазвучали призывы к борьбе с «пятой колонной». Но как она выглядит? Сам термин «пятая колонна» появился в 1936 году во время гражданской войны в Испании, когда мятежный генерал Франко объявил о том, что его войска ведут наступление на республиканский Мадрид четырьмя колоннами, а изнутри его поддержат внутренние тайные враги республики, которых он назвал пятой колонной. С тех пор этот термин стал нарицательным именем внутренних врагов государства. Но враг этот был обычно безликим, аморфным и как-то не персонофицированным. Другими словами – это было безликое коллективное зло. Но для того, чтобы бороться с чем-то, необходимо представлять это зло, другими словами – врага надо знать в лицо. Из кого формируется пятая колонна?

Для того чтобы знать, как выглядит эта самая «пятая колонна», полезно вспомнить историю. В России, в принципе, есть богатый опыт борьбы со своими внутренними врагами. Вспомним вошедшую в историю и ненавистную нашим либералам аббревиатуру ВЧК. Вдумайтесь в само название этого органа – Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем. Сегодня настало время вернуться к этим терминам, ныне скрывающимися за эвфемизмом «пятая колонна». Саботаж – бездеятельность чиновников, подрывающая работу государственного аппарата управления, не исполнение своих служебных обязанностей в силу своих политических или своекорыстных интересов.