Мысловский Евгений Николаевич

Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Есть ли выход из хаоса?

27 сентября 2023 777 просмотров Сегодня во всех звеньях правоохранительной системы России царит хаос, некомпетентность сотрудников, их нехватка по штату, отсутствие реальной помощи людям и действенной работы.

Сотрудники правоохранительных органов призваны бороться с преступностью. Но сегодня в народ давно ушел афоризм «оборотни в погонах». Он олицетворяет алчных силовиков, главной целью на службе которых является личное обогащение за счет нелегальных действий.

О глубине этого хаоса свидетельствует скрытая от широкой общественности статистика: только три московских следственных изоляторов «Лефортово», «Матросская тишина» - она же «Кремлевский централ» - )СИЗО 99/1) и «Медведь», как говорится, «под завязку забиты» сотрудниками абсолютно всех правоохранительных органов, включая даже и ФСБ.

Кстати, о «сидельцах» в «Медведе» рассказала Ева Меркачева в своем репортаже в «Московском комсомольце»: «Еще одна особенность «Медведя» связана с тем, что в СИЗО среди заключенных находятся бывшие или действующие (не уволенные) сотрудники правоохранительных органов и другие силовики. Их количество растет все последние годы. В 2022 году таких сидельцев стало уже почти 900. Майоры, подполковники, полковники и даже генералы абсолютно всех ведомств (СК, МВД, ФСБ, Росгвардия, Минобороны и т. д.). Кстати, про генералов, их в «Медведе» на конец года находилось 9».

Попробую систематизировать вообще-то хорошо известную, я даже сказал бы, банальную информацию.

1. Кто и когда открыл шлюзы для хаоса
Такое было немыслимо до начала 90-х годов. Мне могут возразить, что это говорит не о хаосе, а наоборот свидетельствует об усилении борьбы с коррупцией. Но откуда она возникла и почему из единичных фактов (в семье не без урода!) она превратилась в мощный поток, захлестнувший наши СИЗО? Почему граждане России вместо поиска защиты у правоохранителей, ищут защиты от правоохранителей!?

Кто помнит, как открылась эра беззакония и безответственности? С чего все началось? Вернемся на 30 лет назад и вспомним, что на самом первом съезде народных депутатов РСФСР 16 июня 1990 года было принято подписанное Председателем Верховного Совета РСФСР Борисом Ельциным Постановление «Об упразднении органов народного контроля в РСФСР», в котором без какого-либо разъяснения просто объявлялось: «Съезд народных депутатов РСФСР постановляет:
1. Упразднить органы народного контроля в РСФСР.»
Так рвущееся к власти жулье под крики о демократии и свободе проломило себе дорогу к власти. С этого и началась «эра безответственности», которая и привела к всеобщему хаосу. Но я сейчас говорю только о хаосе в правоохранительной системе.

Приведу некоторую усредненную годовую официальную статистику.

В МВД ежегодно поступает около 22 миллионов заявлений о совершении возможных преступлений. Примерно по 2 миллионам заявлений возбуждаются уголовные дела. Возникает первый вопрос: а что 20 миллионов граждан «просто так, от нечего делать» пишут в полицию? А чем вызвано обращение более 1 миллиона граждан на личный приём к прокурорам разных уровней?

Приведу слова из доклада Генерального прокурора России Игоря Краснова: «…в результате наших проверок выявляются тысячи преступлений, не получивших своевременного учета. Думаю, люди не всегда доверяют правоохранительным органам, не видят успешной перспективы рассмотрения своих заявлений…».

Ежегодно органами прокуратуры отменяется примерно по 500 тысяч незаконных отказов в возбуждении уголовного дела. О качестве следствия говорят следующие цифры – на протяжении последних 4-х лет ежегодно выявляется более 5 миллионов нарушений при расследовании уголовных дел.

2.  Перманентная реорганизация системы.

Ломать - не строить. Сначала пытались как-то заменить упраздненные органы народного контроля путем создания специальных государственных органов: налоговой полиции, Федеральной службы по контролю за наркотиками, Федеральной миграционной службы. Но постепенно стали проводить и более значимые реформы: переименовали милицию в полицию, создали Следственный комитет сначала при прокуратуре, а затем выделили его в самостоятельную структуру. Трижды меняли статус органа по работе с мигрантами. Потом началась довольно значительная коренная ломка внутри системы. 

Налоговую полицию в свое время ликвидировали из-за возрастающего влияния ведомства и жалоб со стороны крупного бизнеса. (Ведь именно ради легкого криминального доступа к материальным ресурсам упраздняли Народный контроль!) Ликвидировали и УБОПы, занимающихся борьбой с организованной преступность. ФСКН был упразднен, что скосило многие нужные начинания в борьбе с наркотиками. 

Началась кадровая чехарда. Кто выиграл от этого? Жулики и криминал. Быстрыми темпами началась развиваться так называемая внутренняя коррупция. И даже это внутреннее взяточничество может делиться на категории. В одних случаях могут давать деньги проверяющим или надзорным подразделениям за то, что бы те в свою очередь закрывали глаза на недостатки в работе или даже на совершение преступлений разного характера.

Самой опасной категорией являются взятки за решение кадровых вопросов. Например, за перемещение на вышестоящую должность. Или, например, за то, чтобы документы на присвоение очередного звания ушли вовремя. Да, несмотря на то, что человеку положено звание по выслуге лет, кадровики могут затягивать этот процесс в надежде на получение какой-нибудь благодарности. 

Подобные случаи являются частью коррупционной системы, которая словно фундамент скрепило многие аспекты государственной службы. Скорее всего, в ближайшее время существенно ситуация не исправится. Впрочем, а кого это удивляет?

Периодически, кстати, происходят сокращения и организационно-штатные мероприятия. Только вот от сокращении штата, нагрузку никто снижать не стал. В итоге оставшимся приходится работать за себя и «за того парня» (а то и за двух-трех).

Небольшая справка. В связи с Указом Президента России Владимира Путина №878 от 05.12.2022, штатная численность работников Министерства внутренних дел к концу 2023 года должна увеличиться до 922 тысяч сотрудников, а к 2025 году эта цифра должна преодолеть отметку в 938 тысяч. Количество аттестованных сотрудников внутренних дел должно составлять 770599, а сейчас их количество меньше на 27 190 человек.

Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев заявил о массовом оттоке сотрудников - более 5000 за июль. Основной причиной увольнений называют низкие зарплаты. Но есть и другие - например, понуждение к нарушению своих служебных обязанностей ради «интересов службы»  и, более того, к вымогательству взяток в пользу своего начальства. Если постоянно сокращать людей, а оставшимся наваливать задач, да еще усиливать за ними формальный контроль, правда, без реальной ответственности, это приводит к тому состоянию правоохранительных органов, в которых они находятся сейчас. И с этим сегодня никто ничего не сможет сделать. Даже Президент страны...

На мое предложение о привлечении  в качестве наставников для молодых кадров  ветеранов органов руководство откликнулось несколько странным образом. Теперь затыкать бреши призваны полицейские пенсионеры, не достигшие предельного возраста пребывания на службе (это, в основном, возрастная категория до 55 лет), которых интенсивно обзванивают полицейские кадровики с предложением «тряхнуть стариной» и вернуться в родные пенаты. Правда, теперь уже на новые территории, где планируется создать территориальные ОМВД-УМВД и выстроить систему, способную обеспечить правопорядок и безопасность в новых реалиях.

3.  Законодательная чехарда.

В октябре 2021 года без торжественного шума и праздничных литавр юридическая общественность очень тихо, и, я даже сказал бы, очень стыдливо, отметила 30-летие начала судебной реформы. 

Официально провозглашенная  Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N1801-1 «О КОНЦЕПЦИИ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ В РСФСР» концепция обозначила основные цели изменения, в частности, уголовно-процессуальных процедур. Во вступлении к Концепции деклариловались следующие цели судебной реформы: «…В правовом государстве обеспечивается верховенство закона, незыблемость основных прав и свобод человека, охрана непротивоправных интересов личности, взаимная ответственность государства и граждан, защита общества от произвола властей…

На арену общественной жизни выходит независимый, свободный от корыстных интересов, политических симпатий и идеологических предубеждений суд, выступающий гарантом законности и справедливости, призванный выполнять в государстве ту же роль, что совесть у человека…

Основное внимание должно уделяться уголовному правосудию как безальтернативному механизму защиты основных прав и законных интересов гражданина в экстремальной ситуации преступного правонарушения…». 

Прекрасные идеи вложили авторы в свою концепцию. Надо признать, что это был единственный политико-правовой документ под которым стояли подписи его авторов народного депутата РСФСР Б.А. Золотухина, известных юристов С.Е. Вицина, А.М. Ларина, И.Б. Михайловской,  Т.Г. Морщаковой, Р.В. Назарова, С.А. Пашина, И.Л. Петрухин, Ю.И. Стецовского.

Этот 43-страничный документ достоин специального анализа этой светлой мечты мудрых юристов по типу «было – мечтали – сделали- получилось…», а пока я хочу рассмотреть лишь маленькую толику больших проблем, родивших хаос в такой весьма чувствительной сфере как правосудие, из-за которых мнение наших граждан о современном уголовном правосудии опустилось… ниже некуда. 

С этого момента началась, как и рекомендовали отцы-реформаторы, неспешная работа над новым Уголовно-процессуальным кодексом, которая продолжалась с разной интенсивностью на протяжении десяти лет. (В данной статье я не рассматриваю действующий Уголовный кодекс, поскольку как бы не были противоречивы и сиюминутны принимаемые и отменяемые нормы УК, они не имеют значительного влияния на права гражданина, так как нарушение прав происходит в процессе предварительного и судебного рассмотрения.)  

Ровно через десять лет после публикации Концепции судебной реформы 18.12.2001 был принят "Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" ( N 174-ФЗ) И хотя он «неспешно» готовился 10 лет в нём оказалось столько «дыр», что начав их «латать» в мае 2002 года «латают» до нынешнего времени - итого: 187 поправок за двадцать лет!

Выделим в этой процессуальной деятельности основные «узкие» места, имеющие очень важное значение для обеспечения предусмотренного Конституции России права гражданина на доступ к правосудию, которые нуждаются в срочной корректировке.

Современная модель досудебного производства, представляющая собой растянутую во времени деятельность государственных органов, не гарантирует исполнение  конституционной обязанности по обеспечению доступа жертв преступления к правосудию. 

Как отмечалось выше, ежегодно прокуратурой отменяется около полумиллиона незаконных отказов в возбуждении уголовного дела. В случае волокиты, допущенной правоохранительными органами на данной стадии, возникают препятствия для реализации жертвами преступления права на доступ к правосудию по причине утраты доказательств.