Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Предварительное заключение на проект ФЗ "О внесении изменений в статью 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях" (законопроект No 508677 - 6) от 08 Мая 2014
Электронная версия

В Федеральный закон «О некоммерческих организациях» с момента принятия в 1996 г. внесено 42 поправки, причем 16 из них лишь за последние три года. Это не считая поправок в гражданское законодательство, регулирующее правовой статус юридических лиц. Отдельно стоит отметить, что в течении этих трех последних лет поправки в законодательство о некоммерческих организациях не проходили общественного обсуждения, принимались ускоренными темпами без глубокой проработки и учета интересов субъектов этих правоотношений. Такие многочисленные, бессистемные и непоследовательные поправки затрудняют реализацию конституционного права на свободу объединений. Причем эти трудности возникают не только у некоммерческих организаций, но и у правоприменителей, вынужденных работать с «сырыми», не проработанными законодательными актами.

Не стал исключением и проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях», внесенный 25 апреля 2014 г. депутатом Государственной думы ФС РФ Луговым А.К. (законопроект № 508677-6).

Данным законопроектом предлагается дополнить основания для внеплановой проверки некоммерческих организаций, а также наделить Минюст России правом на принятие самостоятельного решения о признании некоммерческой организации выполняющей функции иностранного агента, и включении ее в соответствующий реестр.

Данные предложения не были предметом общественного обсуждения, вносятся без каких-либо предварительных исследований, подтверждающих необходимость таких изменений.

Анализ данного законопроекта позволяет сделать вывод, что предлагаемые изменения противоречат части 4 статьи 13 (общественные объединения равны перед законом), статье 30 (свобода деятельности общественных объединений), части 3 статьи 55 (недопустимость необоснованного ограничения прав) Конституции РФ.

I.         Законопроектом предлагается п. 4.2 статьи 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях» дополнить пунктом 5, которым предусматривается правомочие Минюста России (его территориальных органов) по проведению внеплановых проверок НКО по заявлениям граждан, организаций, государственных органов, органов местного самоуправления.

Во-первых, данное предложение, по сути, дублирует положения подпункта 2 пункта 4.2 ст. 32 указанного федерального закона — основанием для проведения внеплановой проверки НКО является поступление в уполномоченный орган или его территориальный орган информации от государственных органов, органов местного самоуправления о нарушении некоммерческой организацией законодательства РФ в сфере ее деятельности.

Выполнение НКО функций иностранного агента без подачи соответствующего заявления в Минюст России само по себе является нарушением действующего законодательства.        Таким образом, п. 4.2 статьи 32 уже предусматривает возможность для внеплановых проверок НКО, выполняющих функции иностранного агента, на основании информации, поступающей из государственных органов и органов местного самоуправления.

Во-вторых, те или иные правовые нормы принимаются в случае пробела в правовом регулировании. В данном случае речь идет о достаточности закрепления процедуры проверок НКО. В 2013-2014 гг. на всей территории Российской Федерации были проведены массовые внеплановые проверки некоммерческих организаций. Как заявил Генеральный прокурор РФ Ю.Я.Чайка, в 2013 г. было проверено около одной тысячи НКО[1]. Следовательно, уже существующая процедура контроля за НКО является достаточной, позволяющей в короткие сроки проверить деятельность тысячи организаций.

В-третьих, предоставление Минюсту России полномочия по любому даже необоснованному заявлению гражданина проводить внеплановые проверки нарушит баланс между общественными и государственными интересами, приведет к частным повторяющимся проверкам по одним и тем же основаниям.

Конституционный Суд РФ в постановлении № 10-П от 8 апреля 2014 г. особо обратил внимание, что законодатель обязан исходить из презумпции законности и добросовестности деятельности некоммерческих организаций. Реализуя принадлежащие ему правотворческие полномочия, федеральный законодатель должен устанавливать такие правила, которые, не посягая на само их существо, способствовали бы достижению – на основе баланса частных и публичных начал – конституционно значимых целей.

II.        Законопроектом предлагается наделить Минюст России правомочием в случае выявления НКО, осуществляющей деятельность в качестве иностранного агента и не подавшей заявления о включении в соответствующий реестр, по включению такой организации в указанный реестр.

Данное предложение также противоречит Конституции РФ.

Во-первых, стоит отметить, что наделение Минюста России таким правомочием не ликвидирует «добровольную» процедуру включения в реестр. В данном случае, вводя государственную функцию по включению в реестр помимо желания самих НКО, стоило бы исключить процедуру «добровольного» включения. Как показала практика 2012-2104 гг. некоммерческие организации не намерены добровольно вступать в данный реестр. За все время лишь одна организация, да и то аффилированная с государственными органами, «добровольно» вошла в указанный реестр. Нет никакой практической необходимости в процедуре, которая не работает.

Во-вторых, введение процедуры признания НКО, выполняющей функции иностранного агента, на основании лишь решения правоприменителя с отложенным судебным контролем законности такого решения, не обеспечивает эффективную защиту прав и законных интересов общественных объединений. Опять же практика 2012-2014 гг. показала, что существенная доля решений органов прокуратуры и юстиции в отношении НКО позже были признаны судами незаконными и необоснованными. Иными словами, правоприменители многократно нарушили и незаконно вмешались в свободу деятельности НКО. Такие поспешные решения этих государственных органов нанесли непоправимый ущерб имиджу Российской Федерации как демократического государства. Этот факт признал и Генеральный прокурор РФ Ю.Я.Чайка в своем докладе Совету Федерации ФС РФ[2].

III.       Учитывая данные обстоятельства, принимая во внимание статус общественных объединений, закрепленный в Конституции РФ, признавая, что право на свободу объединения является одним из обязательных элементов правового, демократического государства а также основываясь на позициях Конституционного Суда РФ, выраженных в постановлении №10-П от 8 апреля 2014 г., предлагаем данный пункт законопроекта изменить, предусмотрев только судебный порядок признания НКО выполняющей функции иностранного агента по исковому заявлению органа, уполномоченного по контролю за некоммерческими организациями, то есть Минюста России, исключив добровольный порядок вхождения в реестр[3].

Введение такого судебного порядка дополнительной нагрузки на судебную систему не создаст. Как следует из доклада Генерального прокурора РФ Совету Федерации ФС РФ, «по состоянию на конец прошлого года прокурорами установлены 24 НКО, прямо подпадающие под действие законодательства об иностранных агентах»[4].

Сама процедура признания НКО выполняющей функции иностранного агента должна быть многоступенчатой, в целях исключения любых ошибок и злоупотреблений со стороны государственных органов. Конституционный Суд РФ в вышеприведенном постановлении отметил особую важность внесения органами прокуратуры и юстиции в адрес НКО предупреждений и предостережений.

Полагаем, что должна быть законодательно закреплена обязанность государственных контролирующих органов на первом этапе выносить соответствующие акты реагирования. Это процедура позволяет некоммерческим организациям своевременно, действуя в правовом поле, оценить свою деятельность и принять соответствующие меры. Так, в частности, в данном случае по результатам получения такого предупреждения НКО сможет либо отказаться от иностранного финансирования и (или) прекратить деятельность, признаваемую политической, либо продолжить эту деятельность, предоставив органам юстиции мотивированный ответ.

  На втором этапе Минюст России, рассмотрев ответ НКО на предупреждение и представленные доказательства, вправе согласиться с позицией НКО и отказаться от дальнейших шагов либо не согласиться с ней и обратиться в суд с заявлением о признании НКО выполняющей функции иностранного агента.

Бремя доказывания в соответствии с позицией Конституционного Суда РФ должно быть возложено на органы юстиции. И только суд на основании заявления органов юстиции должен быть наделен правом принятия окончательного решения о признании (или непризнании) НКО выполняющей функции иностранного агента. На основании вступившего в законную силу решения суда Минюст России на третьем этапе вносит НКО в соответствующий реестр и следит за исполнением организацией дополнительных обязанностей. 

Такой порядок позволит максимально исключить ошибки и злоупотребления, а также обеспечит гарантию соблюдения прав общественных объединений от необоснованного и незаконного вмешательства в их деятельность со стороны государственных органов.

На основании изложенного просим снять проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях», внесенный 25 апреля 2014 г. депутатом Государственной Думы ФС РФ А.К.Луговым, с рассмотрения.

 

Заключение подготовлено Постоянной комиссией по развитию НКО Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

 

[3]    Аналогичные примеры ограничения конституционных прав только на основании судебного решения существуют в российской правовой системе. Например, правом на признание информации и материалов экстремистскими и запрет на распространение в соответствии с ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности» наделен только суд

[4]    http://genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-145698/

 

Особое мнение

на предварительное заключение Постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте РФ по развитию гражданского обществ и правам человека на проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях»

Предварительное заключение на проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях» обнародовано на официальном сайте Совета. Регламентом Совета не предусмотрена возможность публикации на официальном сайте Совета предварительных заключений Постоянных комиссий Совета на проекты федеральных законов. Данное особое мнение основано на положении ст.24 во взаимосвязи со ст.25 Регламента Совета (аналогия права).

Внесенным в Государственную Думу РФ законопроектом предлагается дополнить основания для внеплановой проверки некоммерческих организаций, осуществляющей деятельность в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, а также наделить Минюст России правом на принятие самостоятельного решения о признании некоммерческой организации выполняющей функции иностранного агента и на включение ее в соответствующий реестр.

В предварительном заключении Постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте РФ по развитию гражданского обществ и правам человека утверждается, что данные изменения противоречат части 4 статьи 13 (общественные объединения равны перед законом), статьей 30 (свобода деятельности общественных объединений), части 3 статья 55 (недопустимость необоснованного ограничения прав) Конституции РФ.

Несомненно, конституционное право каждого на объединение предполагает возможность добровольного объединения лиц в любые группы, сообщества, коллективы или организации. Вместе с тем объединения, являясь важной составляющей гражданского общества, могут претендовать на конституционно-правовую защиту только в том случае, если они преследуют конституционные цели и их деятельность не направлена на подрыв демократии и ограничение свободы других лиц.

Как указал ЕСПЧ, «возможность учредить юридическое лицо для осуществления совместных действий в целях защиты взаимных интересов является одним из самых важных элементов свободы объединения, без которого это право не имело бы смысла». Вместе с тем принудительная регистрация отдельных видов объединений необходима лишь в предусмотренных законом случаях (Постановление ЕСПЧ от 10 июля 1998 г. по делу "Сидиропулос и другие против Греции"/Sidiropoulos and Others v. Greece).

Сама по себе регистрация и связанные с ней требования, предъявляемые к созданию и деятельности общественных объединений, не могут рассматриваться как умаление права на объединение, но вместе с тем, как отмечено в Определении КС РФ от 21 декабря 2000 г. N 266-О, при этом не должны создаваться необоснованные препятствия для реализации права каждого на объединение и для свободы деятельности общественных объединений. Конституционный суд РФ в Постановлении №10-П от 08 апреля 2014 года указал, что получение иностранного финансирования российскими НКО само по себе не ставит под сомнение их лояльность по отношению к государству. Однако политическая деятельность таких НКО со всей очевидностью затрагивает публично-правовые интересы, а также права и свободы конкретных граждан, так как связана с воздействием на принимаемые государством решения.

Установленное частью 1 статьи 30 Конституции право на объединение необходимо рассматривать в системной связи с другими конституционными нормами и принципами, прежде всего, предусмотренными ч. 3 ст. 17 Конституции, согласно которой «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц», и ч. 3 ст. 55, в которой указано, что «права и свободы граждан могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

I. Нельзя согласиться с Пунктом I предварительного заключения Постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте РФ по развитию гражданского обществ и правам человека, утверждающим, что предоставление правомочий Минюста России по проведению проверок НКО по заявлениям граждан, организаций, государственных органов, органов местного самоуправления является незаконным.

Во-первых, данное предложение никоим образом не дублирует положение подпункта 2 подпункта 4.2. стати 32 указанного Федерального закона, так как данный пункт регулирует только случаи поступления в уполномоченный орган или его территориальный орган информации от государственных органов, органов местного самоуправления о нарушении некоммерческой организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или) о наличии в ее деятельности признаков экстремизма, а также среди субъектов, которые правомочны обращаться в уполномоченные органы, отсутствуют граждане и организации.

Во-вторых, однозначно нельзя утверждать, что в данном случае отсутствует пробел в правовом регулировании, так как российским законодательством предусмотрено принятие уточняющих специальных норм, непротиворечащих общим нормам законодательства. В 2013-2014 г.г. на всей территории Российской Федерации были проведены внеплановые проверки некоммерческих организаций, в связи законодательным установлением понятия некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

В-третьих, проведение внеплановых проверок по заявлениям граждан никак не нарушает баланс между общественными и государственными интересами, так как в соответствии с подпункт а,б п.2 ч. 2 ст. 10 действующего и не оспоренного в установленном порядке Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 26.12.2008г. №294-ФЗ одним из оснований для проведения внеплановой проверки юридических лиц является поступление в органы государственного контроля (надзора), органы муниципального контроля обращений и заявлений граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, информации от органов государственной власти, органов местного самоуправления, из средств массовой информации о фактах угрозы возникновения причинения вреда и причинения вреда безопасности государства. Несомненно, что данные проверки не должны быть чрезмерными и препятствовать деятельности НКО, их следует проводить в строгом соответствии с российским законодательством. При этом необходимо обратить внимание уполномоченных органов на установленные требования защиты прав юридических лиц, которые предусмотрены в соответствии с Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 26.12.2008г. №294-ФЗ

II. Нельзя согласится с позицией предварительного заключения Постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте РФ по развитию гражданского обществ и правам человека об исключении из Федерального закона процедуры «добровольного» включения НКО в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Исключение данной процедуры будет ущемлять права НКО, которые намерены «добровольно» регистрироваться в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента. В Предварительном заключении утверждается, что как показала практика 2012-2014г.г. некоммерческие организации не намерены добровольно вступать в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента. Но на проблему в данном случае нужно смотреть также с правовой стороны, учитывающей гарантии и полноту прав НКО. Полагаем, что в законопроекте учтены положения Постановления Конституционного суда РФ №10-П от 08 апреля 2014 года, где указано, что законодатель обязан исходить из презумпции законности и добросовестности деятельности некоммерческих организаций, которые, следуя требованию закона, должны будут самостоятельно зарегистрироваться, а не игнорировать законные требования.

III. Вопрос о судебном порядке признания некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, требует более детальной проработки. С одной стороны, судебный порядок обеспечит открытый, гласный, состязательный процесс с возможностью предоставления контраргументов, последующего обжалования решения первой инстанции и привлечение к процессу заинтересованных лиц (экспертов, адвокатов, правозащитников), что снимет большинство вопросов, которые сегодня возникают в обществе в ходе процедуры признания организации «иностранным агентом» уполномоченными органами. Но с другой стороны, осуществление регулирования деятельности любой организации в современном цивилизованном обществе должен решаться в соответствии с установленным порядком, а не посредством судебных тяжб, которые затрудняют реализацию права на объединение (по времени, затраченным средствам и т.п.). При этом следует понимать, что органы государственной власти согласно законопроекту перекладывают на себя бремя процедуры признания некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, и внесения в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, освобождая НКО от этой обременительной формальности.

 

Член Совета И.Борисов

Загрузить (186,74 КБ)

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter