Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Верховский Александр Маркович
Директор Информационно-аналитического центра «Сова»

Нельзя вовлекать ультраправых на российской стороне в украинском кризисе

  • Опубликовано 18 Марта 2014
  • 916 просмотров
У многих из нас вызывает серьезное беспокойство роль ультраправых украинских организаций в событиях последних месяцев в Украине. Эта тема во многом стала предметом пропагандистских спекуляций и искажений с разных сторон, но мало кто станет отрицать, что проблема действительно существует. Несомненно, озабоченность ею сыграла какую-то роль и в недавнем развитии событий в Крыму, кульминацией которых стал референдум 16 марта.
Поскольку национализм является много лет предметом моих исследований, меня интересуют и его проявления в украинских событиях со всех сторон конфликта. Я не являюсь экспертом по националистическим движениям в Украине и поэтому не высказывался до сих пор на эту тему. Но в связи с референдумом меня поразил состав наблюдателей из стран Европейского союза. Поскольку на их оценки теперь будет опираться общественное мнение в Крыму и, главное, в России, мне представляется важным обратить внимание на эту делегацию
Наблюдателей из стран ЕС на референдуме в Крыму было несколько десятков. Разумеется, эти люди – разных политических взглядов. Но поражает весьма значительная доля представителей европейских ультраправых партий. Подчеркну – не консервативных, а именно ультраправых.
Вот те наблюдатели, политическая ориентация которых мне известна и которую я могу квалифицировать как ультраправую (в алфавитном порядке стран; прошу прощения за неверную русскую транслитерацию некоторых имен):
Йоханнес Хюбнер (Австрия), Партия свободы,
Йохан Гуденус (Австрия) , Партия свободы,
Эван Йохан Стадлер (Австрия), ранее тоже Партия свободы, ныне – Альянс за будущее Австрии,
Франк Крэельман (Бельгия), ранее Фламандский блок, ныне – Фламандский интерес,
Люк Мишель (Бельгия), Национал-европейская коммунитаристская партия,
Ян Пенрис (Бельгия), Фламандский интерес,
Кристиан Верустрат (Бельгия), Фламандский интерес, он также входит в общеевропейский ультраправый «Альянс европейских националистических движений» (AENM),
Павел Чернев (Болгария), «Атака»,
Кирилл Колев (Болгария), «Атака»,
Бела Ковач (Венгрия), «Йоббик», казначей AEMN,
Энрике Равелло (Испания), Платформа Каталонии,
Матеуш Пискорски (Польша), «Самооборона Республики Польской», которую можно считать скорее популистской в довольно неопределенном смысле, но и в националистическом в том числе,
Миленко Баборач (Сербия), движение «Двери»,
Зоран Радоечич (Сербия), движение «Двери»,
Эмерик Шопрад (Франция), Национальный фронт.
Некоторые из перечисленных выше людей раньше могли быть названы не просто ультраправыми, но - неофашистами, в частности - Энрике Равелло или Матеуш Пискорски, но постепенно они вписались в системную политику в составе ультраправых партий. И я уж не буду вдаваться в подробности о том, с кем вместе выступают некоторые из перечисленных деятелей. Скажу только для примера, что вице-президент упомянутой коалиции AEMN - это знаменитый в недавнем прошлом неонацист Ник Гриффин, ныне лидер Британской национальной партии.
Не стану, разумеется, утверждать, что эти наблюдатели как-то заведомо недобросовестны именно потому, что они ультраправые. Я вообще пишу не о референдуме как таковом, не о его легитимности и не о подсчете голосов.
Меня смущает другое – почему для публичной легитимации референдума понадобились именно такие люди? Не надо только говорить, что других не нашлось, или что политическая ориентация наблюдателей неважна. Для нас, граждан России, крымский референдум подается как, в первую очередь, средство противодействия крайностям украинского национализма. Но тогда как надо понимать привлечение для этого ультраправых чуть ли не со всей Европы? Ведь эти люди не могут быть против крайностей национализма как таковых. Зато они могут – в силу каких-то своих соображений – выступить на стороне одного национализма против другого.
Боюсь, на этом частном примере мы видим, что украинский кризис порождает именно противостояние русского и украинского национализмов. И примеры такого рода можно было бы указать и еще. А ведь известно по опыту, что в таких случаях очки на противостоянии набирают именно радикалы в националистических движениях.
Я не обсуждаю, повторюсь, украинскую политику. Этот пост вообще не про политику. Он про то, что разные неосмотрительные действия мобилизуют радикально-националистические настроения. И это касается, не может не коснуться, и нашего общества тоже. Уровень этно-религиозной интолерантности в нашей стране и так в последнее время весьма высок и в прошлом году вырос еще. Впервые за последние годы выросло в 2013 году и количество жертв преступлений ненависти. Я думаю, те в нашей стране, кто допускает участие ультраправых в политических процессах в такое время, ставят под угрозу безопасность наших собственных граждан.
Социальные комментарии Cackle

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта