Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Андрей Бабушкин рассказал "Известиям" о том, как остановить издевательства над осужденными в исправительных учреждениях

  • 30 Июля 2018

 

Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, председатель постоянной комиссии по содействию ОНК, реформе пенитунциарной системы и профилактике правонарушений Андрей Бабушкин опубликовал в "Известиях" статью, в которой рассказывает о том, как остановить издевательства над осужденными в исправительных учреждениях.


Анатомия жестокости

Источник: Известия

После появления шокирующего видео из Ярославской колонии, в которой избивали осужденного Евгения Макарова, общественность и правозащитники вновь заговорили о том, что пенитенциарная система нуждается в серьезных изменениях. Отмечу, что в правозащитные организации именно из этой области поступали многочисленные жалобы на тяжелые условия содержания в СИЗО и колониях. Писали о большой влажности помещений, о плохом питании, о том, что не выдают хлеб, а больные заключенные не получают лечебное питание. Также были сообщения о том, что люди не могут получить инвалидность, более того — их преследуют за отправленные в правозащитные организации жалобы. 

Сейчас мы столкнулись с тем, что на фоне этих нарушений возникли новые. И, если не исправлять их — а этого сделано не было — на определенном рубеже негативные последствия накапливаются, как снежный ком.

В ситуации, связанной с избиением Евгения Макарова, было применено жестокое обращение — пытки. На сегодняшний день со стороны сотрудников ФСИН зафиксировано шесть явок с повинной. Туда лично выезжал советник президента, глава СПЧ Михаил Федотов. Он пришел к выводу, что есть целый ряд проблем. Среди них — недостаточное количество видеорегистраторов, неумение сотрудников пользоваться ими и, как следствие, отсутствие спроса за то, что общение с заключенными не записано на камеру.

Если бы кто-то регулярно в колонии снимал показания видеорегистраторов и проверял все ситуации на наличие конфликта между сотрудниками и заключенными, конечно, этот случай был бы выявлен. Считаю, что необходимо обучать правозащитников в обязательном порядке проверять вновь принимаемых на службу сотрудников ФСИН. Также нужно каждые три года тестировать и уже работающих надзирателей, чтобы у них не сложилось убеждение, что осужденных надо пытать, что это нелюди и к ним применимы любые методы воздействия.

Это один из элементов профессиональной деформации — со временем у некоторых сотрудников исправительных учреждений возникает ненависть к осужденным. Таких надзирателей обычно немного, но достаточно всего нескольких, чтобы периодически возникали такие ситуации.

Еще одна необходимая мера — это создание специальной оперативной службы. Она не должна подчиняться тюремному начальству. Но при этом необходимо закрепить право такой службы проводить оперативные проверки на основании жалоб заключенных.

Важно, чтобы у осужденных, которые рассказывают о том, что к ним относятся жестоко и бесчеловечно, появилась гарантия безопасности. Их нужно переводить в некое единое помещение с нормальными условиями содержания. Сегодня их отправляют в штрафные изоляторы и помещения казарменного типа.

Свою роль может сыграть и общественный контроль, если будет периодичность в посещении учреждений членам общественно-наблюдательных комиссий. Сегодня в интернете не всегда можно найти общественную региональную структуру. Или есть контакт председателя, но нет телефонов рядовых сотрудников, а председатель — человек, который особенно не горит желанием усердно работать.

Прокурорский контроль, к сожалению, недостаточно инициативен. Поскольку прокурорами по надзору нередко становятся люди из других сфер надзора. Они плохо знают тюремную систему, риски, которые возникают в подобных условиях.

Важны также и меры наказания сотрудников, которые занимаются подобными издевательствами. Если в коллективе никто не ставит вопросы, почему это произошло, какие факторы способствовали нарушению, какие сотрудники недорабатывали и допускали ошибки, то это будет носить системный характер. 

Сейчас в стране около 50 тюремных заведений, которые грешат системными нарушениями прав человека. Они не всегда достигают такого уровня, как подобного рода издевательства и пытки, и всё же. Приведу пример: от начальника колонии, конечно, не зависит качество воды или низкий уровень трудозанятости осужденных. Но такие важные показатели, как самочувствие осужденных, наличие необходимой бытовой техники, ремонт крыши, установка дополнительных унитазов, чтобы люди не толпились по 15 человек в очередь в туалет, зависят именно от руководителя колонии. Он принимает решение, заставлять ли людей стоять на построении целый час под палящим солнцем или проливным дождем или провести построение за пять минут. И у него в руках основные механизмы воздействия на осужденных и обеспечение их прав и законных интересов.

Условия в тюрьме должны максимально соответствовать нормальным условиям жизни человека свободного. Должны быть пространство, приватность в разумных масштабах в условиях тюрьмы, возможность доступа к информации, к физической нагрузке и контакты с семьей.

Общественная дискуссия на эту тему не менее важна, чем проверки или наказание за жестокое обращение с заключенными. Обсуждение проблемы, возможно, полностью не исключит пытки в колониях и СИЗО, но по крайне мере существенно снизит их количество и обратит внимание на важность защиты прав человека. 

Автор — председатель межрегиональной общественной благотворительной организации «Комитет за гражданские права», член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Источник: Известия

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter