Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мосгорсуд отказался изменить Анне Павликовой меру пресечения на подписку о невыезде

11 Октября 2018

Сегодня Мосгорсуд рассмотрел апелляцию на содержание под домашним арестом Анны Павликовой, фигурантки уголовного дела «Нового величия», обвиняемой в создании экстремистского сообщества. Адвокаты объясняли необходимость изменения меры пресечения тем, что девушке требуется лечение. Прокурор считает, что если Павликовой отказывают в медицинской помощи, то обращаться нужно к уполномоченному по правам человека, а не в суд. Девушку оставили под домашним арестом.

Еще до начала заседания стало известно, что апелляция по Марии Дубовик рассматриваться не будет. По словам адвоката Дубовик, в канцелярии по ошибке разместили информацию о рассмотрении ее дела.

Судья настойчиво выясняла — почему Анна Павликова не работает на предыдущем своем месте работы. Девушка сказала, что ничем не занимается, потому что сидит под домашним арестом. Однако судья все же настояла — почему не работаете — уволены или по какой-то другой причине. На помощь ей пришел отец и подсказал — ушла по собственному желанию.

Следователь по неизвестным причинам вновь не явился в суд, но никаких претензий на этот счет не высказали ни сторона обвинения, ни сторона защиты.

Ольга Карлова, адвокат Павликовой, предъявила суду поручительства за девушку от нескольких правозащитников: Льва Пономарева из комитета «За права человека», Любови Алексеевой из «Московской Хельсинкской группы» и члена СПЧ Николая Сванидзе.

Прокурор, обозревая поручительства, заявила, что составлены они словно одним лицом, отличались лишь подписи. Однако это не помешало приобщить их к делу.

Адвокат Фомин в поданной апелляции сообщает, что решение суда о содержании Павликовой под домашним арестом необоснованно — девушка не может оказывать влияние на свидетелей в деле, так как часть из них являются сотрудниками правоохранительных органов, а самой обвиняемой необходимо постоянное лечение. Из-за содержания под домашним арестом это становится затруднительным.

На стадии прений Ольга Карлова сообщила суду, что последнее следственное действие было проведено еще в июле — на протяжении двух с половиной месяцев ничего не происходит. Она отметила, что Павликова за время содержания под домашним арестом ни разу не нарушила предписаний.

Вновь адвокат упомянула состояние здоровья Павликовой: «Врачи не хотят иметь дело с человеком, находящимся под домашним арестом. Отказываются работать как частные, так и государственные клиники. В больницах отказываются проводить МРТ, как только узнают, что на девушке браслет. Говорят, вам нужна отдельная палата, охрана, а мы этим заниматься не будем».

Карлова отметила, что следствие отказывается идти навстречу ее подзащитной: ей не всегда разрешают звонить родителям, отказались дать согласие на посещение бассейна, а сегодня утром следователь позволил ехать Павликовой со своим отцом в суд только в девять утра, из-за чего обвиняемая опоздала.

Во время прений судья заинтересовалась личной жизнью Дмитрия Павликова, отца Ани: она спросила, кто занимался воспитанием девушки, жили ли родители совместно после развода и кто еще кроме родителей Ани и ее самой проживает по адресу, указанному в судебных актах в качестве адреса домашнего ареста.

Прокурор заявила, что адвокаты в рамках своих обязанностей могут обратиться в соответствующие органы или к уполномоченному по правам человека и выяснить, по какой причине больницы отказываются предоставлять медицинскую помощь. Для этого, отметила она, не требуется изменять меру пресечения.

В заключительном слове Павликова попросила удовлетворить ходатайство, объяснив это тем, что больной матери тяжело следить за ней, ездить к следователю и в больницу, а сама Анна делать этого не может. Она заверила суд, что «учитывая возраст и положение» сбежать она не сможет. Судья удалилась в совещательную комнату.

Менее чем за пять минут было принято решение — в удовлетворении ходатайства отказать, Анну Павликову оставить под домашним арестом.

Ранее, 4 октября, Мосгорсуд признал незаконность ареста Анны Павликовой. 16 марта ее поместили в СИЗО.

Дело «Нового величия» получило широкую огласку летом, когда о нем серьезно заговорила пресса, в том числе федеральные телеканалы. Фигурантами по нему проходят 10 человек, включая Павликову и Дубовик. Всех их задержали в середине марта по обвинению в создании экстремистского сообщества (статья 282.1 УК). Обеих девушек поместили в СИЗО, где они провели больше полугода, нескольких ребят — под домашний арест.

«Новая газета» создала петицию в поддержку Павликовой и Дубовик: за время содержания под стражей у них сильно ухудшилось здоровье. После Верховный суд сообщил, что законность ареста будет пересмотрена. В конце августа Дорогомиловский суд выпустил их из СИЗО, а за день до этого в Москве прошел Марш матерей.

«Новое величие» появилось после провалившейся мальцевской «революции 5 ноября». Несколько десятков человек переписывались в чатах Telegram, затем по выходным стали собираться в кафе и делиться взглядами на происходящие вокруг события. В декабре 2017-го они решили встречаться чаще, для чего арендовали офис. Там было принято решение о создании устава организации и распределении ролей каждого ее участника. Впоследствии молодые люди стали выбираться за город, где, как утверждает следствие, учились стрелять из ружья и делать «коктейли Молотова». С середины марта 2018-го их начали задерживать.

В материалах допросов участников «Нового величия» чаще всего звучит мнение, что чат появился благодаря Ане Павликовой: она якобы была наиболее активной из всех и именно она приглашала остальных в чат. Одновременно с этим они утверждают, что идея снять офис и прописать устав принадлежала Руслану Д., он же некий Константинов. Защита обвиняемых уверена, что мужчина работал на ФСБ. В рамках расследования дела он проходит в статусе засекреченного свидетеля.

Источник: Daily Storm

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter