Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Дураки в законе

  • Опубликовано 06 Марта 2020
  • 468 просмотров

В России две беды : дураки и дороги.
Карамзин Николай Михайлович
русский литератор, журналист и историк


Услужливый дурак опаснее врага
Из басни «Пустынник и Медведь» (1807)

И. А. Крылова

 

 

Всем хорошо известен термин "Вор в законе", т.е. человек, который игнорирует любые существующие в обществе законы и живёт только "по понятиям" преступного мира. Эти люди, как правило, не имеют широкого распространения и их деятельность ограничена узким кругом лиц, которые обычно являются привычными (или профессиональными) преступниками и в народе называемых просто "уголовниками". Но сегодня я хочу рассмотреть новую формацию чиновника, которую можно назвать "Дурак в законе", т.е. человек, который призван исполнять законы государства, но живёт по своим собственным "понятиям", не имеющим ничего общего с его должностными обязанностями.

Стоны от граждан, столкнувшихся с "дураками в законе" стоят по всей России. О них постоянно говорят и простые граждане, и адвокаты, получающие на свои обращения формально-бюрократические отписки, свидетельствующие о том, что к их аргументации не то, чтобы чиновники не прислушивались, а их, в ряде случаев, просто не читали. К сожалению, эти "стоны" так и остаются "воплем одинокого в пустыне". Власть имущие их просто хотят слышать…

Члены СПЧ иногда пытаются эти " вопли" донести до Президента России В.В. Путина. Вот что, например, говорил на очередной встрече с Президентом в декабре 2019 г. член СПЧ Александр Николаевич Сокуров: "Конечно, нельзя недооценивать могущество чиновного класса в России, миллионы этих людей уже обучились водить хороводы вокруг Президента. И мы видим, как это происходило в Иркутске, когда Вы три или четыре раза там были, а до сих пор там живут люди в разрушенных домах и просто в холодном совершенно климате. Чиновные решения часто вызывают у людей оторопь от бездарности, отсутствия воли, страха перед принятием самостоятельного решения. Откуда это в этих людях? Я не могу понять. Может, вообще пришло время нам придумать новую Россию, заново придумать России? Вот что такое происходит?"

Откуда прорастают "дураки в законе" и может ли их распознать не только их непосредственный начальник, но и любой гражданин? Об уровне общественного недоверия к нашей правоохранительной системе свидетельствует всплеск эмоций, вызванных приговором Пензенского военного суда по так называемому делу "Сети". И это не просто реакция на одно конкретное дело – это реакция на всю существующую систему, поражённую "дураками в законе".

Вот как характеризовал на той же встрече с Президентом России систему правосудия член СПЧ Юрий Артёмович Костанов: "Много говорили о судах, много судебных ошибок. Вообще по осторожным оценкам в местах лишения свободы где-то от 30 до 50 процентов людей, которых там не нужно держать: либо слишком много им дали, либо они вообще ни в чем не виноваты. Существует в стране, теоретически существует, механизм исправления судебных ошибок – это апелляция и кассация. На самом деле это все не работает. Совсем недавно вступили в силу законы о якобы новой апелляции, новой кассации. На самом деле ничего нового там нет. Там единственное что – изменили структуру системы этих судов, но процедура осталась прежняя. В апелляции как и раньше, так и теперь апелляционный суд вправе отклонять все ходатайства с просьбой исследовать доказательства, и они этим своим правом отклонять пользуются на 100 процентов. Не буду говорить об отдельных примерах, потому что примеров таких можно привести, не знаю, миллион, не миллион, но много тысяч, прямо скажем, по России. И апелляция, и кассация больны тем, что они не отвечают нормально на апелляционные, кассационные жалобы. Ты приложишь десяток доводов, ты ему пишешь: «Нет состава преступления, потому что ни этого нет, ни того нет, ни пятого, ни десятого». Тебе отвечают: «Зато вина доказана». В чем доказана? В том, что не является преступлением? И это поднимается снизу доверху, когда идешь по ступенькам обжалования, доходит до Верховного Суда. Вы будете смеяться, у меня в коллекции есть ответ за подписью одного из руководителей Верховного Суда России, где они сказали, что арест человека, который якобы скрывался от следствия, но явился по судебной повестке, по почтовой повестке он явился к следователю, его там задержали, отвезли в суд, и суд его арестовал, так вот, на уровне самого большого судебного руководства говорят: «Это все закон, это правильно». Как правильно?... Очень мало надежд. Если мы не примем мер к тому, чтобы изменить процедуру, мы ничего не добьемся…Сейчас идет отчасти нашумевшее дело мусульманской религиозной организации «Хизб ут-Тахрир». В основе лежит решение Верховного Суда о признании этой организации террористической. Единственное доказательство, которое упоминает суд, – это список террористических организаций Госдепа США, в котором эта организация не упоминается. Других доказательств нет. Эта «Хизб ут-Тахрир» не совершала никаких терактов ни до этого наименования ее террористической, ни после, до сих пор, уже больше 15 лет тянется. А людей привлекают и дают по 20–25 лет лишения свободы строгого режима. Что хочет наш суд добиться такими приговорами и такими решениями от этих людей? Что, от этого явно несправедливого решения законопослушные люди появятся? Ничего, кроме ненависти и раздражения по отношению к закону, к судьям и к государству в целом не получится. А это ведь молодежь идет, это люди трудоспособных, активных возрастов. Он молодой, но через 25 лет, когда он выйдет, он уже не будет молодым, он будет обозленным. Зачем нам это надо? Мы предлагаем, во-первых, апелляционную инстанцию надо лишить права отказывать в исследовании доказательств, если в жалобе обжалуется доказанность. Мы жалуемся на доказанность, извольте проверить. Для этого вы и созданы. И лишить их всех права возвращать без рассмотрения единоличным решением судьи жалобу, если все доводы, если каждый довод не и мотивировано не оценен в этом решении о возврате. Это позиция в том числе и Конституционного Суда России. Я по этому поводу сам туда обращался, и Конституционный Суд со мной согласился. Но эти судьи друг друга не любят видимо. Судьи Верховного Суда, когда собираются на заседание пленума, принимают очень приличные постановления, но когда они поодиночке начинают разрешать конкретные дела, они отказывают. Я пишу десяток доводов, а мне отвечают одной фразой: «Судом не допущено нарушений, влекущих отмену приговора». Я что, совсем ничего читать не умею? Я им написал: вот это здесь неправильно, здесь нет, не может быть. Котова дело упоминали сегодняшнее, так там нет состава преступления сейчас, потому что в суде первой инстанции прокурор отказался по одному эпизоду от обвинения, и суд исключил этот эпизод из обвинения. В итоге все обвинение развалилось, и состав был и исчез во мраке ночи, что называется. Апелляция в городском суде оставляет это без изменений. Что называется, носом тыкаешь, говоришь: «Читайте приговор». В приговоре написано, что этот эпизод исключить. А они его оставляют. Как это так? Как это можно? Мы предлагаем как минимум эти две позиции. Ведь что происходит? Они стараются кассационные повторные жалобы не принимать. В УПК есть такая норма. В 2017 году нами был подготовлен законопроект, а Вами подписан и внесен, и стал законом. Там мы уточнили норму о запрете повторных кассационных жалоб. Там теперь написано, что если повторная жалоба содержит новые доводы, то ее надо рассматривать и нельзя отказывать. Люди как будто не читают законы. Понимаете? Соответственно, не исполняют. Мы предлагаем, чтобы на каждый довод жалобы всегда был ответ. Если нет, то это решение незаконное… "

 

50 лет назад Питер Лоуренс, канадский педагог, описал синдром конечной карьерной остановки, названный его именем: «Принцип Питера». Суть этого принципа заключается в том, что человек, поднимающийся по карьерной лестнице, неизбежно в конце концов занимает должность, где он уже не справляется со своими обязанностями: «В иерархической системе каждый индивидуум имеет тенденцию подняться до уровня своей некомпетентности». И вот, достигнув этого уровня, этот человек начинает интерпретировать свои обязанности на свой лад.

Услужливый дурак опаснее врага по одной причине. От врага знаешь что можно ожидать. А вот, от услужливого дурака не знаешь чего ожидать, это бомба замедленного действия, и когда она сработает никто не знает. Враги ведь не появляются в нашем мире случайно, а дураков мы сами порой привечаем. Иным руководителям временами кажется, что с дураками им жить комфортнее. Во-первых они сверхисполнительны – готовы во имя угождения начальству идти на любую глупость, а во-вторых, на них в случае чего всё можно списать и их даже можно выгнать, чтобы показать свою борьбу за чистоту своего аппарата. И если мышление таких начальников и дураков-подчинённых состоит из одних шаблонов, ограничений прошлым опытом и неприятия опыта чужого, привычки чтить только своё мнение или мнение начальников, не умения любить свою работу и безответственности своей за порученное дело, то от дурака добра не жди. На дурака понадеешься, сам себя обманешь. Дурак как обезьяна с гранатой, в любой момент подорвать может, с ним жить так же безопасно, как сидеть и курить на пороховой бочке. Услужливый дурак не предсказуем и не логичен. И может "подставить" своего благодетеля в любой момент.

Именно так произошло в истории с подбросом наркотиков журналисту Голунову. "Услужливые" дураки-оперативники " взорвали "гранату подброса наркотиков" и она унесла со своих должностей двух генералов полиции, а самих этих придурков занесла в тюрьму. Но разве только в Москве совершаются подобные преступления? По нашим экспертным данным только за последние годы существования наркополиции в суд было направлено около 30 тысяч уголовных дел, из них примерно по 10 тысячам дел были осуществлены "подбросы" , которые были благосклонно приняты судом. И хотя адвокаты пытались доказать, что это те самые "гранаты от дураков", но их взрывы не причинили вреда авторам этих дел, надёжно укрывшихся в окопах за высокими брустверами приговоров судов. Именно так рождаются "дураки в законе".

О засилье дураков в следственных органов можно судить по данным, приводимым Генеральным прокурором России в своих ежегодных докладах Совету Федерации – в среднем ежегодно прокурорами выявляется более 5 миллионов фактов нарушений, допущенных следователями. Позволю себе процитировать два абзаца из его докладов за 2017 и 2018 годы:

"Не буду много говорить о следственной составляющей в деятельности правоохранительных органов. Выражу общее мнение прокуроров, что повсеместно следствие «проседает». Количество выявленных прокурорами нарушений в деятельности всех органов предварительного расследования за год вновь возросло, превысив 5 млн. (2017г)

"Опять приходится констатировать, что не произошло существенных изменений в работе органов расследования. На фоне снижения нагрузки по направленным в суд делам, количество выявленных прокурорами на досудебной стадии нарушений закона (5,2 млн.) выросло. И это при том, что в структуре правоохранительных ведомств имеется значительная по численности многоступенчатая система органов контроля".

Вдумайтесь в эти цифры – это ведь на каждое расследованное уголовное дело приходится в среднем по 5 нарушений. И это только то, что выявлено прокуратурой! А на сколько закрыли глаза?

Почему так происходит? Приведу ещё один вопиющий пример.

СПЧ течение 4-х лет держало на контроле ход расследования уголовного дела в отношении братьев Цетиевых и Раджапова. Незадолго до своей отставки с поста Председателя СПЧ советник Президента Российской Федерации М. А. Федотов направил на имя Председателя Следственного комитета России А. И. Бастрыкина письмо, в котором напоминал о том, что по уголовному делу в отношении трёх чеченцев Цетиева С-М.Х, Цетиева Х.Х. и Ражапова Х.С. уголовное преследование по всем ранее вменённым им статьям УК прекращено за непричастностью их к инкриминированным им преступлениям и, более того, им всем выплачена денежная коменсация за время их необоснованного содержания под стражей в течение трёх лет. На протяжении двух лет с момента обращения матерей обвиняемых в СПЧ пока шло предварительное следствие и судебное рассмотрение мы неоднократно обращались с письмами на имя Бастрыкина А.И. с замечаниями о выявленных злоупотреблениях следователей, приведших к необоснованному аресту молодых чеченцев. Но все наши обращения пересылались в Главное следственное управление по городу Москве к тогдашнему руководителю Дрыманову. И каждый раз наши обращения оставались не рассмотренными со ссылкой на то, что дело уже направлено в суд, и что суд во всём разберётся. В декабре 2018 года на очередной встрече Президента России с членами СПЧ Федотов доложил В. В. Путину и о полной реабилитации ребят и мы стали ждать реакции Следственного комитета. Но в СУ СК по г. Москве в это время произошли некоторые изменения – был арестован за взятки начальник СУ Дрыманов и там явно стало не до нас. Но мы продолжали ждать…Дождались решения судов о выплате двухмиллионной компенсации за необоснованные аресты и содержание под стражей в течение трёх лет. И только СК не торопился с ответом на наши письма-напоминания. Не дождались. И вот 01.10.2019 г. Федотов направил очередное письмо в СК России на имя А. И. Бастрыкина, но там, по-видимому, по установившейся практике не вникать в тексты обращений, даже если письмо от советника Президента России, его опять направили в ГСУ СК по г. Москве. И вот, наконец-то, 22.01.20 г. в СПЧ получили ответ от 26.12.2019 г. №216/6-37-19 (77ВОК-4415). Забавно уже то, что письмо в Москве с ул. Арбат до Старой площади шло почти месяц! Но ещё забавнее оказалось содержание письма. Судя по тексту ответа в ГСУ СК по г. Москве вообще сидят люди не умеющие читать поступившие письма и не задумывающиеся о своих ответах. Там настолько привыкли к безответственным отпискам, что полагают, что им всё сойдёт с рук, какую бы дурацкую билеберду не написали бы в ответ на любое обращение.

Но перейдём к сущности ответа. Мы ставили вопрос об ответственности следователей, которые на протяжении двухлетнего расследования упрямо прятали представленные им доказательства невиновности братьев Цетиевых и Раджапова и, по существу привлекли к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц, т.е. совершили преступление перед правосудием. А нам отвечают, что уголовное дело прекращено и "…оснований для проведения проверки в порядке ст.144, 145 УПК РФ в отношении должностных лиц ГСУ СК России по г. Москве не имеется."

Вряд ли подписавший этот ответ исполняющий обязанности руководителя ГСУ СК по г. Москве А.А.Стрижов сам лично изучал все доводы, изложенные в пересланном из СК России письме СПЧ, но подписав эту отписку, он тем самым подтвердил, что подчинённые сотрудники аппарата либо являются просто некомпетентными ("дураками в законе"), не пригодными для столь ответственной службы, либо, что гораздо хуже, умышленно покрывают совершённое должностное преступление. Итак, "граната безответственности" заложена, когда рванёт? А мы всё-таки проследим, чтобы она взорвалась…

Вернёмся на минуточку к упомянутому Докладу Генерального прокурора России . В нём содержалась и такая фраза:

"С учетом поручения Президента России об усилении надзора за следствием, данного на заседании коллегии Генеральной прокуратуры в марте этого года считаю важным отметить, что наделение прокурора отдельными полномочиями (например, по согласованию ходатайств следователей об аресте) кардинально ситуацию не изменит… Только полноценный прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и право прокурора возбуждать и расследовать уголовные дела, в частности в отношении следователей, может сдержать растущий вал допускаемых ими нарушений закона. Сегодня это уже всем очевидно. Даже наши процессуальные оппоненты – адвокаты в один голос говорят о необходимости возвращения прокурорам полномочий" (18 апреля 2018, Описание: #Доклад на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации)

А теперь, к примеру, посмотрим как выполняют это указание Генерального прокурора, как говорится, "на земле". Передо мною документ - Постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела от 30 мая 2019 г., вынесенное от имени заместителя прокурора Ставропольского края государственного советника юстиции 3 класса Мухаметова Э.Р. Цитировать полностью этот документ нет смысла и я приведу лишь основные ключевые моменты. Суть дела заключается в том, что бывший следователь следственного отдела по г. Невиномысску СУ СК РФ Зеленов А.А. при производстве следствия подделал в протоколе подписи участников следственного действия, в связи с чем против него было возбуждено уголовное дело по редчайшей в нашей практике ч.3 ст.303 УК РФ. Итак, цитирую:

"…Следователем Зеленовым А.А. были составлены соответствующие протоколы следственных дйствий, в которых он собственноручно выполнил подписи от имени Ульшиной Н.А., сфальсифицировав тем самым доказательства по уголовному делу…Объективную сторону преступления, предусмотренного ч.3 ст.303 УК РФ, образуют действия, выражающиеся в подделке, искажении, подмене подлинной информации или её носителя информацией ложной, мнимой, происходящей из ненадлежащего источника или полученной с нарушением установленного порядка. Ключевым для фальсификации является именно факт подмены, при котором фальшивка выдаётся за подлинное, поэтому само себе получение доказательств с нарушением требований соответствующего процессульного закона без такой подмены не образует состава данного преступления…Выполнение следователем Зеленовым А. А. подписей от имени Ульшиной Н.А. в в протоколах указанных следственных действий, которые по своему содержанию не искажают произошедших событий не могут свидетельствовать о наличии в действиях Зеленова А. А. признаков преступления, предусмотренного ч.3 ст.303 УК РФ, а также свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершённого деяния…На основании изложенного постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Зеленова А.А….отменить…" Надо сказать, что Мухаметов Эдуард Ревович является опытным профессионалом, прошедшим с 1992 года службу от рядового следователя до заместителя прокурора края и поэтому вполне понятно, что сам он этот документ вряд ли сочинял, а вот подписал его доверившись не совсем компетентному сотруднику. Вот так и начинается взращивание "дурака в законе". И "отмазка" капитальная: "Приговором Невинномысского городского суда от 12.04.2016 г. М. признан виновным и осуждён…Приговор вступил в законную силу…"

За этой стандартной фразой "приговор вступил в законную силу" прячутся все "дураки в законе", которые допустили следственно-судебные ошибки и очень не хотят их исправлять.

Таких примеров можно перечислять очень много. Достаточно сказать, что именно их разоблачению посвящена моя последняя книга "Судебный произвол-2: как назначают виновными," Исследование этой проблемы заняло без малого 500 страниц. Не хочется повторяться…

Однако, обещаю, что все взятые мною на "карандаш" дела, которые вершили "дураки в законе" я не оставлю и мы будем последовательно, пусть и с огромными усилиями, но всё же доводить до справедливого решения. В конце-концов, я надеюсь, что не все руководители правоохранительной системы и суда поддерживают этих чиновников.

Е.Мысловский


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter