Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Брод Александр Семенович
Председатель координационного совета общероссийской общественной организации "Юристы за права и достойную жизнь человека"

Со скрипом и скрежетом. Как добиться справедливости и не стать "ворошиловским стрелком"?

  • Опубликовано 27 Ноября 2019
  • 448 просмотров

Интересно закольцевалось время. «ЛГ» предложила мне вести право­защитную рубрику. А я вспомнил детство, 70-е годы, когда в нашей семье из рук в руки передавали свежую «Литературку» со знамени­тыми судебными очерками А. Вакс­берга, И. Гамаюнова, Ю. Щекочи­хина, О. Чайковской. Очерки эти (которые тот же Ваксберг называл «социальным романом, спрессо­ванным до одной газетной страни­цы») учили: правду и справедли­вость можно найти. Нужно бороться и искать. Всего лишь. Эту мысль я и хотел бы продолжить сквозь призму собственного журналист­ского и правозащитного опыта.

 

…Обратился ко мне мой давний товарищ. Попала в беду мама его дру­га. Пожилая женщина-профессор, док­тор педагогических наук, ректор одно­го из региональных вузов. Зоркий глаз теперь уже бывшего министра местно­го образования выделил это, казалось бы, хлопотное и незавидное место, мыс­ленно непреклонно определив на него свою супругу, особыми талантами не блиставшую. С ректором, в одночасье ставшей неугодной, проводили изну­рительные профилактические бесе­ды, применяя методы кнута и пряни­ка, но профессор была дамой советской закалки и сдаваться не собиралась. Арсенал мер для «расчистки террито­рии» был применён традиционный: от проверок вуза налоговой инспекци­ей и Роспотребнадзором до проработ­ки по линии спецслужб. В итоге мест­ные силовики родили на свет уголовное дело по статье 160 УК РФ – «Присвоение или растрата». Преступление века сво­дилось к 19 тысячам рублей, выданных по официальному гражданско-право­вому договору сыну ректора, канди­дату юридических наук, за подготов­ку и прочтение цикла видеолекций для педагогов сельских школ. Сын, кстати, эти деньги тут же вернул. И совершенно зря, поскольку каждая работа профес­сионала требует оплаты. Свою работу он выполнил. А мама после всех потря­сений слегла в больницу с гипертонией и мерцательной аритмией.

Через полгода нашими усилия­ми – правозащитников, адвокатов, экспертов – уголовное дело было пре­кращено. По-другому и быть не могло. Как и не было ни самого состава пре­ступления, ни умысла. Но для этого потребовалось неоднократно выезжать в регион, отправить десятки обраще­ний в местные инстанции и столицу, побывать на приёме у двух заместите­лей Генпрокурора, подключать к защи­те трёх влиятельных депутатов и двух докторов наук, подтвердивших: лекции были прочитаны, а их содержание пол­ностью соответствует учебно-методиче­ским стандартам.

Так сработала система. Со скрипом и скрежетом. При ручном управлении. И не будь у профессора столичной под­держки, не миновать ей приговора. А сколько страдальцев бьются в одиноч­ку по делам заказным, ставящим сво­ей целью кого-то смести с пути, отнять бизнес, заставить замолчать. Не хочу обелять тех, кто в той или иной мере нарушил закон. Но если вы уверены в своей правоте и видите предвзятость со стороны правоохранителей, не нужно отчаиваться и замыкаться в себе. Есть смысл обратиться к правозащитникам, юристам и журналистам, которые смо­гут посоветовать и даже помочь.

К слову, о правозащитной поддержке. Намедни выступал я на круглом столе в нашей Государственной думе, рядом со мной сидели Маша Бутина и Кирилл Вышинский, которые трогательно бла­годарили правозащитников, и прежде всего Татьяну Москалькову, которые помогли узникам вырваться на свобо­ду и вернуться домой.

Не могут не радовать данные недав­него опроса Левада-центра. Наблюда­ется рост запроса сограждан на свобо­ду слова (с 34 до 58%), справедливые суды (с 50 до 64%), неприкосновенность частной собственности (с 46 до 57%), свободу мирных собраний (с 13 до 28%). Самым важным респонденты назвали право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность (78%, в 2017-м – 72%). Похоже, общество становится более зрелым, взыскательным, больше начинает ценить то, чему ранее значе­ния не придавало. Ценить, а значит, защищать.

А как защищать? Вспомним героя фильма «Ворошиловский стрелок» С. Говорухина, пенсионера Ивана Федо­ровича Афонина, который, столкнув­шись с циничным отлупом прокурату­ры, приобретает снайперскую винтовку и расправляется с троицей насильни­ков, надругавшихся над любимой внуч­кой. При всём обаянии героя, мастер­ски сыгранного М. Ульяновым, путь он выбрал, к правовому государству отно­шения не имеющий. Но в том-то и дело, что до этого самого «правового» далеко нам. И каждый, при бездействии систе­мы, припёртый, что называется, к стен­ке, вынужден защищаться на свой страх и риск. Афонин – образ собирательный. А наяву и без прикрас были те же «при­морские партизаны». Помним и надпи­си на фасадах и заборах во Владивосто­ке: «Партизаны, ваш подвиг не забыт!» Значит, поклонники остались. И спрос на «подвиг» есть.

На днях президент В. Путин на одном из партийных съездов поучал присут­ствующих: «Сами находите и подни­майте острые вопросы, не дожидаясь очередной «Прямой линии», кото­рые проводятся у меня ежегодно, ста­райтесь своими силами решить эти вопросы, добиваться справедливости. Вы же видите сами, знаете: то боль­ничку покажут развалившуюся, то ещё что‑то такое, то школа, где дети чуть ли не в пятую смену ходят. Но на местах‑то вы должны это видеть всё, если чинов­ники не видят – терзать их, трясти, добиваться решения».

Хватит ли смелости и воли, чтобы терзать и трясти?

Александр Брод,
член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

 

Источник: Литературная газета 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter