Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Иск из-под земли. Серийное взыскание огромных сумм с участников летних событий в гражданском суде образует новый вид квазиуголовной репрессии

  • Опубликовано 10 Октября 2019
  • 223 просмотра

4 октября судья Коптевского райсуда Москвы Лада Калюжная взыскала 55 тысяч 452 рубля 20 копеек, включая 1810 рублей госпошлины, в пользу Московского ордена Ленина и Трудового Красного Знамени метрополитена с Ильи Яшина, Александра Соловьева, Юлии Галяминой, Ивана Жданова, Владимира Милова, Алексея Навального и Олега Степанова в равных долях, что составляет по 7921 рубль на рыло. Сами ответчики в суд не пришли, а представители, в том числе адвокаты Вадим Прохоров и Сергей Бадамшин, защищали их интересы по принципу «Раз уж тебя насилуют, расслабься и получи удовольствие».

Судья Лада Геннадьевна, назначенная на должность полгода назад, тоже была весела и не препятствовала ответчиком привлекать политические аргументы, толкуя о «сериале» и марионеточной роли истца. Однако, удалившись в совещательную комнату, она через полчаса вышла с решением, которое, по сути, ничем не отличается как от предыдущих трех, так, видимо, и от предстоящих еще неизвестно скольких.

Ранее в этом и других судах были в полном объеме удовлетворены аналогичные иски Мосгортранса (1 млн 218 тыс. 591 руб. 58 коп.), ГБУ «Автомобильные дороги» (11 млн 468 тыс. руб.) и ресторана «Армения» (551 тыс. 847 руб. 40 коп.), уже на походе три иска «М. Такси» (в отличие от других, эта фирма хочет взыскать убытки, причиненные акциями не только 27 июля, но и 3 и 10 августа), а также иски прокуратуры Москвы и ГУ МВД — там суммы пока неизвестны.

Ходят слухи об иске компании «Флай Авто» к ФБК и «Дождю» на миллиард рублей — но это уже, конечно, стеб.

Во всех случаях вина ответчиков доказывается ссылками на решения других судов о наложении на них же административных наказаний по ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий), что в этой схеме как бы презюмируют их вину и в части причинения вреда. На самом деле такая квазипреюдиция подменяет собой выяснение подлинной причинно-следственной связи между ущербом (если он в самом деле наступил) и действиями ответчиков.

Но если с наземным транспортом более или менее понятно, то какие убытки понесло метро?

По мнению истца, их образовала зарплата семи сотрудников (шесть из них — начальники станций) за выход на работу 27 июля в двойном размере (это была суббота). Ответчики посчитали, что 7 тысяч проходов в метро (если ориентироваться на данные ГУ МВД о 3,5 тысячи участников акции) с лихвой покрывают эту зарплату. В тот же день начальники станций вызывались на работу и на красной ветке метро в связи с проведением в ЦПКиО «Бургерфеста», но там никаких требований не заявлено. Вообще, такие вызовы — обычная практика при проведении массовых мероприятий, в этом плане никакой разницы между санкционированными и несанкционированными акциями нет,

и тут говорить об ущербе — «это как требовать компенсации за царапину на лопате, которой гребут деньги».

Ни доводы об отсутствии реального ущерба, ни тем более об отсутствии причинной связи между ним и действиями ответчиков (а практически все они накануне или утром 27 июля были задержаны) не производят на судей никакого впечатления. Между тем шутки кончаются, если мы вспомним, что срок давности по искам из причинения вреда — три года, и за это время могут найтись и другие желающие стрясти деньги с Навального и Ко (именно его структуры фигурируют во всех исках, хотя состав соответчиков иногда по неизвестным причинам меняется). В отличие от иска метрополитена в других случаях они заявляются и удовлетворяются солидарно, а это означает, что судебные приставы могут взыскать всю сумму с любого из ответчиков.

Вероятно, в СК, или в ФСБ, или в центре «Э» недавно пришел на работу кто-то, кто учился на кафедре гражданского, а не уголовного права. Учился он неважно (а иначе попал бы в адвокатуру), но идеи у него были: «А давайте вспомним Гражданский кодекс и будем его применять как Уголовный!» Судья Лада Геннадьевна явно училась лучше, но, видимо, не затем, чтобы применять в судебной практике эти знания с «факультета ненужных вещей».

Источник: Новая газета

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter