Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Борисов Игорь Борисович
Председатель совета Общероссийской общественной организации «Российский общественный институт избирательного права»

Ни к чему не призывающие прогулки по Москве (записки члена СПЧ с не согласованного публичного мероприятия)

  • Опубликовано 10 Февраля 2019
  • 210 просмотров

Не согласованное шествие «Марш материнского гнева» от Новопушкинского сквера к метро Кропотнинская, запланированное на 13.00 10 февраля привлекло внимание правозащитников. Необходимость в общественном наблюдении определило сообщение в фейсбуке организатора не согласованного шествия Варвары Грязновой: «никого ни к чему не призываем, но мы сами и наши друзья выйдем и прогуляемся в этот день, 10 февраля, от Новопушкинского сквера до Кропотнинской».

С коллегами по СПЧ Верховским Александром Марковичем, Шульман Екатерина Михайловной, Резником Генри Марковичем мы встретились в 13.00 у памятника А.С. Пушкину. На другой стороне Тверской в Новопушкинском сквере уже собрался народ. По моей оценке, человек 200 -250, включая многочисленных блогеров и журналистов, общественников-наблюдателей, правоохранителей в штатском. Два наряда полиции стояли по углам арки.

Звукоусиливающей аппаратуры не было ни у полиции, ни у собравшихся граждан, что не привлекало внимание москвичей к акции. На площадке в сквере было много представителей МХГ, в том числе в качестве «общественных наблюдателей».

Первая провокация, привлекшая внимание всех фото- и видеокорреспондентов произошла уже в 13.10. Знающие манифестанты сообщили, что это был провокатор из группы СЕРБ.

Второе задержание - в 13.15. Это уже был не «провокатор». Задержали мужчину в красной куртке за развертывание плаката с лозунгом. Это уже явно выходило за «просто прогулку». Задержание проводилось силами полиции, а не Росгвардии. Четыре полицейских явно не могли справиться с превосходящим по габаритам молодым человеком, который как бы «не сопротивлялся» задержанию, но постоянно падал на землю ниц, чтобы не идти самому в автозак.

Это вызывало не скрываемый восторг у многочисленных корреспондентов, которым повезло сделать не один кадр «применения силы» к мирно гуляющим гражданам. «На каком основании вы задержали гражданина? На каком основании?» - кричал в свою камеру один из журналистов, подставляя микрофон к лицу полицейских, не справляющихся с тяжелой ношей, которая «на дороге валяться не должна». Ответить корреспонденту они явно были не в состоянии.

Попытки двух профессиональных молодых «манифестантов» раскачать толпу на крики «Позор! Позор!» потонули в призывах: «Начинаем движение по бульвару!»

Это, судя по численности участников, был эпогей «прогулки». На мой взгляд, колонна участников, вместе со всей ее сопровождающей «инфраструктурой» (корреспондентов, общественников, правоохранителей и просто зевак) насчитывала порядка 300-350 человек.

Полиция движение не перекрывала. Но чтобы перейти с Новопушкинского сквера в центральную честь Тверского бульвара надо перейти дорогу. На моих глазах офицер отчитывал подчиненного сотрудника ГИБДД: «Ну, что ты не знаешь, как пропускать колонну! Надо и людей пропускать и движению машин не мешать!» Как это можно сделать в отсутствии плана перекрытия движения не понятно. Шествие не согласовано. Де-юре его нет, а де-факто оно есть.

Но надо отметить, что полиция старалась. Останавливала движение на одну минуту, пропускало 30-50 человек и опять открывало на одну минуту.

Машин скорой помощи я не увидел за все время движения по бульвару.

Зато увидел наклейки с символикой шествия на фасадах зданий, расположенных вдоль Гоголевского бульвара.

Ближе к Новому Арбату число гуляющих уменьшилось примерно до 200 – 250 человек. Периодически из колонны раздавались одиночные лозунги, но общей поддержки они не находили.

До Кропотнинской добрались далеко не все.

Молодежь, далеко не «материнского вида» растянули заранее подготовленные плакаты, но на них уже не обращали внимания даже корреспонденты ютуб-каналов.

В 14.30 практически все разошлись.

Остались только символы зарубежных государств.

На мой вопрос: «Что означает государственный флаг Украины на этом мероприятии?», пожилая женщина не уверенно объяснила: «Чтобы все знали… Все знали, что на Украине война!»

Итого. По результатам «прогулки» – выводы и рекомендации.

1. Публичное мероприятие прошло без эксцессов. Было зафиксировано три задержания полицией. В двух случаях задержанные сами проследовали за полицейскими, в одном – задержанного, который падал на землю, четверо полицейских отнесли на руках. Полицейские достаточно тактично сопровождали движение колонны по Бульварному кольцу: направляли по оптимальному маршруту, останавливали движение автотранспорта для перехода улиц.

2. Позитивный эффект для уменьшения ажиотажа вокруг публичного мероприятия, на мой взгляд, сыграл факт не применения полицией звукоусиливающей аппаратуры. Полиция при сборе небольшого числа граждан (в нашем случае – около 300 человек) вполне справляется с ситуацией путем прямого общения с гражданами. Также непосредственное общение без звукоусиливающей аппаратуры способствует снижению градусу напряженности на публичном мероприятии.

3. Действующее законодательство сегодня допускает возможность организации и проведения публичного мероприятия (в нашем случае – шествие) в обход установленных процедур. Это создает определенную опасность для нашего общества и участников публичных мероприятий: повышается опасность провокаций в ходе публичной акции, в том числе с использованием оружия и взрывоопасных материалов (участники мероприятия не проходили через рамки); дорожное движение не перекрывалось, а участники акции не соблюдали ПДД при пересечении проезжей части; скорая помощь не дежурила в непосредственной близости от места проведения публичного мероприятия.

Это требует внесение поправок в законодательство о публичных мероприятиях. Стремление организаторов публичных мероприятий в центр столицы («мы хотим быть услышаны») может быть снижено путем организации при государственной поддержке видеотрансляций с разрешенных мест проведения публичных мероприятий (гайд-парки).

 

4. Необходимо выработать методологию учета «участников публичного мероприятия», число которых всегда меньше числа лиц, «находящихся на данной конкретной территории». Если в число первых мы включаем граждан, собравшихся с целью «выражения и формирование мнений, выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики по конкретной теме или конкретному поводу». То у целого ряда присутствующих на публичном мероприятии лиц совершенно другие цели: от поддержания общественного порядка и информирования населения о мероприятии, до провокаций и своего политического «пиара». Наверно, именно в этом кроются расхождения в численности участников акции, которую предоставляют разные источники. Например, на «публичной прогулке» 10 февраля было порядка 50-70 человек с символикой акции, добивающихся целей не согласованного с властями Москвы шествия. Но число лиц, прошедших до Кропотнинской, было в три раза больше.

5. Необходимо оптимизировать процедуру задержания в период массовых мероприятий, когда объективно нет возможности со стороны полицейских представиться и в устной форме озвучить причину задержания, с целью соблюдения всех необходимых формальностей и обеспечения прав задержанного.

 

 

Член Совета при Президенте Российской Федерации

по развитию гражданского общества и правам человека И.Б.Борисов


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter