Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Благие намерения и дорога в ад

  • Опубликовано 12 Февраля 2018
  • 284 просмотра

Лес рубят – щепки летят.

Русская пословица.

 

Мною, членом Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте Российской Федерации Мысловским Е.Н., на основании поручения Председателя Совета советника Президента РФ Федотова М.А. изучены материалы уголовного дела по обвинению директора государственного музея-заповедника "Кижи" Нелидова А.В. и советника директора Романова И.Н. Вынесение приговора ожидается 01 марта 2018 года.

Для изучения представлены основные материалы дела в копиях.

По данному делу привлечены к уголовной ответственности:

Нелидов Андрей Витальевич (обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ и

Романов Иван Николаевич (обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 291.1 УК РФ

Обвинительное заключение утверждено Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации (по СЗАО) государственным советником юстиции 1 класса.

 

Факт: 23 сентября 2015 года индивидуальный предприниматель Татьяна Астратенок, торговавшая сувенирами на острове Кижи и в определённых кругах более известная как "Татьяна Валаамская", под контролем оперативных работников УВД г. Петрозаводска вечером передала директору государственного музея-заповедника "Кижи" Нелидову 500 тысяч рублей На следующее утро эти деньги были обнаружены у него в квартире, лежащими на столе.

По версии следствия своими действиями Нелидов А.В. совершил преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 04.05.2011 № 97-ФЗ), то есть получение должностным лицом, лично и через посредника взятки в виде денег за совершение действий и бездействие в пользу взяткодателя, входивших в служебные полномочия должностного лица, в особо крупном размере."

Советник Нелидова И.Н. Романов привлечён по данному делу в качестве посредника.

Больше месяца ушло у меня на изучение представленных защитником Нелидова А.В. копий основных материалов дела, в том числе материалов ОРД (одни только записи прослушивания телефонных переговоров составили 6 томов!) и судебного следствия. Изучал и не переставал удивляться фантазии следователя умудрившегося исказить установленные следствие факты. Приходиться констатировать: что изложенные в постановлении о предъявлении обвинения Нелидову действия квалифицированы неправильно, так как противоречат фактическим обстоятельствам. Также неправильно квалифицированы действия Романова, который в период передачи денег Нелидову находился уже длительное время в следственном изоляторе по обвинению в совершении другого преступления и физически не мог выполнять функции посредника.

Версия следствия о том, что полученные Нелидовым от Астратенок деньги являются взяткой основана на предположениях оперативных работников ФСБ и МВД, занимавшихся оперативной разработкой сначала Романова, а затем Нелидова и не подкреплена ни одним доказательством, включая информацию, полученную в ходе проведения ОРД.

Что же произошло на самом деле. Полистаем уголовное дело.(Моё заключение по материалам изучения содержит 96 страниц анализа доказательств и поэтому я буду приводить только изложение фактов, установленных в суде.

Благие намерения.

Фактические обстоятельства дела установлены в ходе судебного следствия. Из материалов, рассмотренных в суде, следует, что обстоятельства, расцененные следствием как получение Нелидовым взятки на самом деле являются следствием дружественных отношений между Нелидовым и Романовым и вытекают не из должностного положения Нелидова, а из предпринимательской деятельности Романова, направленной на повышение эффективности работы музея-заповедника "Кижи".

Получению в 2015 году денег Нелидовым от индивидуального предпринимателя Т.Астратненок предшествовали следующие события.

Нелидов и Романов были ранее на протяжении более 10 лет знакомы друг с другом. До назначения на должность директора музея-заповедника "Кижи" Нелидов занимал должность главы администрации Республика Карелия (губернатора), а Романов занимался предпринимательской деятельностью и являлся депутатом законодательного собрания Республики Карелия. Между ним сложились доверительные рабочие и приятельские отношения.

Эти отношения продолжались и после того, как Нелидов оставил свой пост губернатора и был назначен на должность директора музея-заповедника. Став директороммузея федерального уровня Нелидов выдвинул амбициозные планы по расширению туристического потенциала «Кижи», которые предполагали модернизацию туристической инфраструктуры музея-заповедника «Кижи». Участие в разработке этих планов принял и Романов. В конце 2013 года Романов защищал свой проект развития музея «Кижи» на расширенной коллегии Министерства культуры РФ и у него было желание воплотить в жизнь свои мысли по развитию музея-заповедника «Кижи». Руководствуясь этими соображениями Романов попросил Нелидова принять его на должность советника директора музея. Назначение состоялось в феврале 2014 года.

Для достижения этих целей, по мнению Нелидова, необходимо было вести постоянную работу по привлечению инвесторов, поскольку бюджетного финансирования на эти цели было не достаточно. Указанное направление деятельности – привлечение инвесторов он и обозначил как приоритетное перед Романовым, выразив надежду, что его опыта как предпринимателя и политика будет достаточно для решения этих задач.

Летом 2014 года музей планировал осуществить празднование 300-летия основного объекта музея Храма Преображения Господня, в связи с чем, ожидалось приглашение большого количества гостей, в том числе чиновников федерального уровня, а для этого было необходимо привести в порядок объекты Входной зоны музея и создать строение, пригодное для приема делегаций и посетителей в количестве более 100 человек. К 2014 году такого строения на острове просто не было. У музея не было финансовых возможностей самостоятельно привести в порядок Входную зону. Речь шла о строительстве новых объектов во Входной зоне, при этом главный архитектор музея – Куспак, высказывал идею строительства этих объектов из сухарника (специально обработанных брёвен для срубов из засохших на корню деревьев), как материала максимально функционального и вписывающегося в общий архитектурный ансамбль музея «Кижи».

При таких потребностях музеем было принято решение объявить конкурс. Суть конкурса сводилась к тому, что победитель строил за свой счет и по эскизам и спецификациям музея «Кижи» 5 новых объектов во Входной зоне, а музей предоставлял победителю право аренды на указанные объекты сроком на 5 лет. Затраты на строительство в размере, определенном в договорах аренды, засчитывались при оплате арендной платы. Точно условия были прописаны в конкурсной документации.

Конкурс объявили. В первую очередь Романов предложил участвовать в нем арендаторам, работавших к тому времени на острове. Это был Цырульников – директор ООО «Авеню», он отказался, сославшись на отсутствие необходимых средств. Также Романов предлагал участвовать в этом конкурсе ранее знакомым ему предпринимателям из Карелии, Санкт-Петербурга и Москвы. Время шло, на конкурс никто не заявлялся и проведение праздника находилось под угрозой срыва.

В этой ситуации Романов принял решение самому выступить в качестве инвестора и в последний день для подачи заявок на участие в конкурсе, он организовал подачу заявки от ООО «ЛВК «Петровский», организации, которую ему предложил его давний бизнес-партнёр Твердовский П.Е.

Помимо организации Твердовский П.Е. предоставил Романову заём в общем размере 6 миллионов рублей, часть денег порядка 3 миллионов рублей прошли по безналичным расчётам, часть денег тоже порядка 3 миллионов он дал наличными. У Романова были свои свободные накопления, кредитные деньги Сбербанка, и другие источники. Все эти обстоятельства исследовались в ходе судебного процесса и нашли своё подтверждение. В судебном заседании стороны сошлись на том, что Романовым на реконструкцию входной зоны было затрачено 15 миллионов рублей.

Решение Романова участвовать в конкурсе лично через ООО «ЛВК «Петровский» было отчасти спонтанным, основная причина – отсутствие других участников и желание не подвести музей в преддверие праздника.

Следующий этап, это реконструкция Входной зоны. По условиям конкурса, победитель должен был за свой счет построить 5 новых объектов Входной зоны. Организаций строительства занимался лично Романов. Самый главный этап это было изготовление самих срубов зданий из «сухарника» - самый дорогостоящий материал на рынке деревянного дома строения.

Суммарно Романов потратил на строительство объектов Входной зоны около 15 миллионов рублей, значительную долю этих расходов он оплатил наличными деньгами. (Ни следствие, ни суд не проводили судебно-строительной экспертизы, но на основании свидетельских показаний суд принял эту цифру расходов.)

Таким образом, государственный музей-заповедник "Кижи" не затратив ни одного рубля государственных бюджетных средств получил в собственность новые инфраструктурные объекты полностью соответствующие архитектурному комплексу деревянного зодчества острова стоимостью 15 миллионов рублей.

В качестве компенсации инвестору эти объекты передавались ему в аренду на срок 5 лет с правом передачи в субаренду индивидуальным предпринимателям, использующим их для торговли сувенирной продукцией. Условия субаренды определял главный арендатор, т.е. Романов. Таким образом строительство объектов входной зоны являлось обычным бизнес-проектом, предусматривающим получение обоюдных материальных выгод от совместной хозяйственной деятельности (так называемое государственно-частное партнёрство).

Фотографии объектов входной зоны, до рекорструкции, в ходе реконструкции и после реконструкции приобщены к уголовному делу.

сравнительные фотографии объектов входной зоны до и после реконструкции (из материалов дела)

Процесс строительства объектов во Входной зоне Нелидов А.В. не контролировал, его интересовали только сроки, чтобы все было готово по возможности к началу туристического сезона 2014 года. От лица музея контроль за строительством осуществляли первый зам директора Луговой и архитектор Куспак. В ходе общения с Нелидовым А.В. Романов говорил ему, что строительство оказалось более чем затратным, от него не скрывал, что ООО «ЛВК «Петровский» это подконтрольная ему организация и что все расходы по Входной зоне понес он лично. Указанную информацию Нелидов воспринимал спокойно, понимая необходимость возмещения Романовым затрат на строительство.

Лакомый кусочек малого бизнеса.

После окончания основного строительства объектов Входной зоны весной 2014 года Романов приступил к переговорному процессу с потенциальными субарендаторами.

В этой связи, преимущественно в общении с заинтересованными лицами, Романов, не желая афишировать своё личное участие в финансировании строительства, говорил, что есть некие инвесторы у ЛВК «Петровский» и именно они принимают решения, хотя единственным и фактическим инвестором был только Романов. У него были кредиторы, люди кто давал ему деньги в долг, но к бизнесу во Входной зоне никто отношения не имел.

В ходе переговорного процесса, определились потенциальные субарендаторы на 2014 год, это были Цырульников - ООО «Авеню», Ольга Плешкова – ООО «Руна», Филипп Олещук – «Инфоинвест» и ИП Астратенок Т.В. При этом Цырульников и Плешкова работали на о.Кижи более 20 лет. Олещук и Астратенок были новые люди, и стали работать на о. Кижи только с 2014 года. Олещука пригласил лично Романов, он был директором ресторана «Карельская горница», так как считал, что на о. Кижи должна быть профессиональная карельская кухня. Астратенок как потенциального бизнес партнера ему предложили представители ФСБ и Нелидов, сказав, что за нее попросил игумен Валаамского монастыря Мефодий.

Решение с кем заключать договоры субаренды от лица ООО «ЛВК «Петровский» принимал только Романов. Нелидов никакого участия в этом не принимал, только передал ему просьбу Мефодия взять в партнеры Татьяну Астратенок, причина была в том, что на о. Валаам, где она ранее работала, планировалось закрытие торговли.

Начиная новый сезон в 2014 году Романов не имел представления какой оборот у предпринимателей во Входной зоне о. Кижи, поэтому отталкивался от условий арендной платы, на которых они работали до этого. Из общения с предпринимателями он понял, что продажа сувениров более рентабельна, чем общепит, поэтому договорился с арендаторами Цырульниковым и Астратенок, что они заплатят по 2 млн. рублей за сезон каждый. При этом с Цырульниковым он договорился, что всю сумму аренды, чуть больше 2 миллиона рублей он заплатит на счет ЛВК «Петровский», а с Астратенок он договорился, что 1 миллион рублей аренды она будет платить на счет ЛВК «Петровский», а 1 млн. рублей аренды равными частями по 250 тыс. в месяц будет передавать лично Романову.(Оставим за скобками это не совсем правомерное решение по отношению к фискальным интересам государства, тем более что ни следствие, ни суд не обратили своё внимание на эти факты, полагая видимо, что это нормальное ведение бизнеса в России.) При этом он договаривались с Астратенок, что наличные и безналичные арендные платежи будут происходят по возможности одновременно. Романов объяснил Астратенок Т.В., что наличные деньги ему нужны для компенсации его расходов на строительство объектов Входной зоны. Предложенный Романовым порядок расчетов по аренде наличными деньгами не вызвал у Астратенок Т.В. удивления или не понимания, он был для нее понятен и устраивал ее. В 2014 году Астратенок Т.В. занимала одно торговое помещение площадью около 60 кв.м.

Все договоренности по площадям и суммам арендных платежей были с самого начала сезона, перед заключением договоров. Сумма безналичных расчетов с ЛВК «Петровский» Романову была необходима для расчета по аренде с музеем, наличные деньги это, по сути, чистый доход, который на 2014 год был всего 1 миллион рублей. При этом о прибыли в 2014 году речь вообще не шла, поскольку у него на тот момент были одни расходы на строительство Входной зоны, плюс налоги и зарплата директора и бухгалтера.

Романов в суде подчеркнул, что о том, что какая-то часть денег от субарендаторов предназначалась Нелидову А.В. речь вообще никогда не шла, ни в 2014, ни в 2015 году. Он всегда договаривался только за себя, поскольку один понес расходы на строительство Входной зоны, и ему надо было отбить свои вложения.

По ходу сезона 2014 года, Романов общался с предпринимателями, их работниками, смотрел какой туристический поток, что туристы приобретают и на какие суммы. На основании этой информации он пришел к выводу, что в целом за сезон во Входной зоне оборот составляет не менее 70 миллионов рублей.

С учетом этого он решил, что условия субаренды в 2015 году надо менять в сторону повышения субарендных платежей. По словам Романова, во-первых, это отвечало его интересам, отбить вложенные деньги. Во-вторых, это было реально для предпринимателей.

С такой предпринимательской, чисто рыночной позиции Романов начал переговорный процесс на сезон 2015 года. Романов решил, что за все объекты торговли сувенирами в 2015 году он попросит 8 миллионов рублей арендных платежей. Эти условия он последовательно предлагал индивидуальным предпринимателям работавшим на острове в 2014 году, Астратенок, Кузнецовой и Цырульникову. При этом первой самостоятельно инициативу проявила Астратенок, еще в начале 2015 года она выразила желание работать в сезоне 2015 года, но при этом хотела остаться на о. Кижи одной по продаже сувениров, т.е. работать без конкурентов. Принципиально Романов не возражал, но было два нюанса, во-первых, наличие конкуренции это всегда хорошо, не нравится одному, всегда готов другой, во-вторых, было понимание, что 8 миллионов рублей проще выплатить, если работаешь с кем-то в складчину. По этой причине, в дальнейшем в общении с Астратенок он рекомендовал ей присмотреться и договориться с Аленой Кузнецовой.

Выдвигая условие 8 милионов рублей за аренду всех объектов Входной зоны для продажи сувениров Романов не предлагал их персонально Астратенок, просто она приняла для себя решение, что готова работать и дала согласия на такую арендную плату.

Романов полностью подтвердил все установленные следствием и изложенные в постановлении о предъявлении обвинения факты его встреч с Астратенок, но утверждал, что в ходе этих разговоров, никогда не звучало, что какая-то часть денег, а тем более 5,5 миллионов рублей предназначаются Нелидову А.В. Из общения с Астратенок было понятно, что они договариваются исключительно между собой и все расчеты, как и в 2014 году, происходят исключительно между нами. В апреле 2015 года, Романов передал ей окончательные условия по оплате аренды в 2015 году, 2,5 миллиона рублей на счет ЛВК «Петровский» и 5,5 миллионов рублей лично ему в руки. В своём заявлении на имя судьи Романов, в частности, писал: "… я подчеркиваю ЛИЧНО МНЕ В РУКИ, о том, что 5,5 миллионов рублей Астратенок должна передавать лично в руки Нелидову я никогда не говорил и не подразумевал, не подмигивал и не делал двусмысленных намеков. Я не альтруист и не меценат, свои финансовые интересы мне дороже. Платить Нелидову за что-либо я не видел и не вижу ни оснований, ни поводов. Он как директор музея получил новые объекты Входной зоны и провел празднование 300-летия Храма Преображения Господня на высоком уровне. Его главный выигрыш был репутационный. Мне же для начала надо было вернуть свои вложения. Поэтому договоренности, которые мне ставят в вину, я считаю, во-первых, противоречащими показаниям самой Астратенок, во-вторых, здравому смыслу.

2,5 миллиона рублей с прочими безналичными поступлениями от субаренды нужны были мне для расчетов с музеем через счет ЛВК, 5,5 миллионов для компенсации ранее вложенных инвестиций.

Отмечу, что увеличение стоимости аренды было связано в том числе и с тем, что Астратенок должна была занять в двое большую площадь по сравнению с прошлым – 2014 годом, а порядок платежей в 2015 году никак не отличался от 2014 года, а только лишь в размере платежей.

Также поясню, что к 2015 году подбивая, что называется, дебет с кредитом, я обнаружил, что ЛВК «Петровский» платит все налоги, в том числе на прибыль и НДС, а это около 40% от прибыли. (От себя поясню - поскольку Астратенок являлась индивидуальным предпринимателем, то она была освобождена от уплаты налога на добавленную стоимость, но за все проведённые с нею сделки оплату НДС должен был осуществлять её контрагент. Е.М.). Поменять оперативно ситуацию я не мог, но и платить столько налогов не мог себе позволить, поскольку уменьшал свои доходы, возврат ранее вложенных средств. Это один из основных мотивов, почему я в 2015 году увеличил сумму наличного платежа. Не платил таким образом налоги, что безусловно не правильно, но другого выхода на тот момент я для себя не видел."

Весной 2015 года Романов обсуждал с Нелидовым А.В. возможность и предлагал как вариант провести торги на право аренды на базе музея, где бы определился победитель. Однако, Нелидов эту идею не одобрил, так как конкурс на право аренды всех строений Входной зоны был проведен в 2014 году, а дальше арендатор должен сам, поскольку имеет на это полное право, определять с кем он хочет, а с кем не хочет работать. Таким образом, Нелидов устранился от решения вопроса о заключении договоров субаренды.

 

Дорога в ад.

 

30 апреля Романова задержали по другому уголовному делу и с этого момента вопросами Входной зоны и о. Кижи он не занимался и не думал об этом. Но именно с этого момента для Нелидова, исходившего опять же из благих намерений, началась дорога в ад.

Шокированный внезапным арестом своего советника и давнего почти что друга Романова Нелидов ищет выход из создавшегося положения. 15 июня 2015 года в своём кабинете он собирает на совещание узкий круг лиц. Нелидов не знает, что его кабинет уже стоит на прослушке (которая, кстати, осуществляется без судебного решения) и обсуждает положение, возникшее из-за ареста Романова.

Оперативная запись этого разговора исследовалась в суде. Приведу небольшую выдержку:

" Прокурор:… значит Андрей Витальевич говорит, я тогда полностью зачитаю, да: «я честно говоря очень удивился и попросил Югансона первым делом поехать туда, чтобы Иван пересказал, как этот был разговор. Потому что там есть несколько вариантов. Вариант первый он приходит и врет, что разговаривал с Андреем Витальевичем (видимо к Шабанову относится), Андрей Витальевич тебя сейчас очень просил написать о сложении полномочий, ну и тот поверил и написал. Ну или вариант другой, что-то такое предложили, что Иван поверил. Что мы не знаем обстоятельств того, что там происходит, отбывание того процесса, который есть, ему сказали условно говоря, [бьём] каждый день будем, если напишешь будем [бить] через день, напиши о сложении…

Судья: имеется в виду бить

Прокурор: ну да-да, подумал человек, что через день это все-таки лучше чем каждый день и написал, не зная что там происходит совета дать по этому вопросу сложно. Но первое, я попросил Югансона передать, что никакой просьбы от меня Шабанову не было, и вторая это решение по данному вопросу, Иван должен принять самостоятельно. И второй вопрос, что мы с тобой говорили последний раз, дать точные в письменном виде инструкции, кто будет заниматься этой компанией…"

В середине июня 2015 года по поручению Нелидова к Романову в СИЗО №2 в г. Сегежа приехал адвокат Югансон, который на тот момент обслуживал его корпоративные интересы, но для встречи с ним представлялся его защитником по уголовному делу. Он приехал с двумя вопросами: первое сложение Романовым депутатских полномочий, и второе он передал ему вопрос Нелидова, кто будет заниматься Входной зоной и компанией ЛВК, кому Романов доверяет управление делами и решение всех вопросов.

Позже, где-то примерно в конце июня 2015 года, Романов решил, что, чтобы вопросами Входной зоны и управлением ЛВК «Петровский» в том числе арендными платежами, как наличными, так и безналичными занимался Твердовский Павел и Никитин Николай. При этом он руководствовался тем, что Никитин Николай на тот момент был официальным директором ЛВК, назначенным им, а Твердовский Павел его давним бизнес партнером и кредитором. В этой связи в ходе одной из встреч с адвокатом Горепекиным, не осуществлявшим защиты по уголовному делу, а оказывавшим ему помощь именно по вопросам бизнеса и имущества, Романов дал ему свое поручение, передать Павлу Твердовскому, чтобы он брал управление ЛВК на себя, а Никитин Николай занимался получением и контролем за поступлением арендных платежей, в том числе наличных денег. Романов также доводил через Горепекина, до сведения Твердовского П., что оборот, то есть приход по Входной зоне за аренду должен составлять порядка 12 миллионов рублей, из которых 5,5 миллионов Астратенок должна платить ему наличными, поскольку он с ней так договорились. После этого к этой ситуации Романов не возвращался, поскольку полагал, что указанными вопросами занимается Павел Твердовский и Никитин Николай.

Далее Романов пояснил: "…Осенью 2015 года от следователя Саливоника я узнал, что наличные денежные средства от Астратенок в течение всего сезона 2015 года забирал Нелидов А.В. Меня это искренне удивило, поскольку, я его об этом не просил и был уверен, что деньги забирает Никитин, а управляет ЛВК Твердовский Павел. В то время я для себя решил, что Нелидов А.В. похитил мои деньги, поскольку я не давал ему поручения получать деньги от Астратенок Т.В…После начала судебного разбирательства по данному уголовному делу у меня появилась возможность личного общения с Нелидовым А.В. В разговоре Нелидов А.В. пояснил, что действительно забрал деньги у Астратенок Т.В., поскольку не доверял ни Твердовскому ни Никитину, и сказал, что все мои деньги сохранены, и он готов их отдать.

Поскольку у меня возникла необходимость в денежных средствах, на содержание семьи, оплату обучения сына в Москве и прочие нужды я распорядился передать моей бывшей супруге Ольге Романовой денежные средства в сумме 1,5 миллиона рублей. От Ольги я знаю, что эти деньги ей переданы. То, что остальные деньги в настоящее время находятся у Нелидова меня устраивает, поскольку практически все мои активы разбазарены моими партнерами или арестованы. "

Таким образом Романов чётко и определённо утверждает, что Нелидову он никогда денег не предлагал, не передавал и все его финансовые отношения с Астратенок основывались на получении от неё части арендной платы наличными деньгами.

Нелидов полностью подтвердил приведённые выше обстоятельства и дал по ни развёрнутые показания. Поскольку он является заинтересованным лицом, то я не привожу его показаний. Они полностью подтверждены материалами судебного следствия. Однако, хочу привести показания лица нейтрального, юриста Горепекина, который в силу своих деловых отношений оказался причастным к этим событиям. Вот что он рассказал в суде роли Романова в этой истории:

" Горепекин: [Твердовский]он сказал, Леша, ты слышал новость, что Романова закрыли? Да слышал. Позвонил Александр Эдуардович, передал слова Романова, что Иван Николаевич, хочет, чтобы ты к нему зашел. Это где-то 02 мая. Я удивился, потому что должны были позвонить еще 1-го, но 1-го никто не позвонил. Вот и я после этого звонка, наверное, как-то быстро, день-два, сразу же пришел к Романову узнать, что случилось, один вопрос был у господина Твердовского Павла Евгеньевича, что случилось и что надо, куда звонить, ну вот все эти организационные вопросы? Поэтому первые мои посещения касались вопросов хозяйственно-бытовых, что принести, какие-то лирические измышления, а почему закрыли, ну все в том же духе. А потом, потом, ни для кого не секрет, что Романов дружит с семьей Твердовских 20-30 лет, все те люди, с которыми у Ивана Николаевича были какие-то финансовые отношения, в особенности кредиторы, они пошли к Твердовскому П.Е. с вопросом: Павел, что теперь делать-то, расписка то есть и так далее, и когда опять же таки через меня Павел Евгеньевич начал задавать вопросы господину Романову, ну это не в первые, чуть-чуть позднее, ну в мае, что расскажи о своей финансовой деятельности, кто тебе должен, кому ты должен, соответственно вот расписку принесли копию, ты эти деньги брал, сколько остался должен и т.д. Вот тогда вот всплывает как раз таки фактическая деятельность ЛВК «Петровский» на о Кижи, тогда вот я узнаю от Романова в первый раз, о том, что у него… о том, сколько там, он рассказал про Кижи, что это очень выгодный бизнес проект, раз. Что там будет необходимо будет получить арендую плату, которая идет по документам, я сейчас не вспомню сумму… и 5,5 млн. рублей с ИП Астратенок, Татьяна Валаамская, так ее зову по крайне мере.

Судья: это прозвище такое?

Горепекин: она сама, я просто с ней знаком, она сама себя так называет. Она сказала, я - Татьяна Валаамская, слышали? Нет, не слышал. Соответственно где-то в мае, этот вопрос всплывает, о том, что есть вот такие-то задолженности

Судья: что за 5,5 млн. с Астратенок, что это за деньги?

Горепекин: это аренда

Судья: какая аренда?

Горепекин: это аренда, это арендная плата за те помещения, кроме, там на две части делится, там по документам она должна была 2, 5 и пять пятьсот должна была платить фактически наличными деньгами

Судья: Кому?

Горепекин: Романову

Судья: За что?

Горепекин: за аренду, за субаренду если точно

Судья: вот касательно разбивки два с половиной пять с половиной миллионов, что Романов то пояснил? Зачем?

Горепекин: Романов пояснил, что деятельность не рентабельна, если получать всё официально на расчётный счёт – деятельность становится не рентабельна. Потому что нужно отдать. Ну, он не говорил про налоги, да, вот как я вам вот говорю 18 и 22, это я ему уже вопрос задал, такой, там на общей системе, он ни как не ответил, он сказал, что не выгодно, всё!

Так потом господин Романов, его перевозят в Сегежу за плохое поведение, и он в промежутке времени с конца мая, ну он долго там был целый месяц до конца июня, находится в Сегеже, я туда два раза точно ездил, точно не могу сказать, рассказываю про Цырульникова, что мы с ним сделали по аренде, потом Романова возвращают, и он задает вопрос, он не задает вопрос, он говорит, я тут думал-думал, вот и надо так сделать, пусть Коля собирает деньги, а Павел занимается этим бизнесом, Павел в смысле Твердовский

Судья: что они должны были сделать?

Горепекин: Никитин фактически собирает деньги в сезон, живые наличку Астратенок еще кто там был, вот, а Павел фактически занимается руководством всей этой деятельностью, это происходит где-то после возвращения из Сегежи Ивана Николаевича

Судья: это когда?

Горепекин: конец июня, летом

Судья: хорошо, а к этим вот платежам, со слов Романова, опять же, или кто-то вам что-то на острове сказал, Нелидов имел какие-то отношение?

Горепекин: нет, я фамилию Нелидов, в контексте ЛВК «Петровский», в контексте этого острова, этих субарендаторов, когда в один прекрасный день, когда сотрудники ФСБ забрали Никитина, Твердовского, Бейма, Евгения Васильевича Твердовского и я из новостей узнал, что у господина Нелидова проходят обыски вот тогда, это было с 25-го или это было 24 сентября, что оказывается, что господин кем-то в чем-то подозревается

Просто, нет практики у наших коммерсантов вести деловой оборот как законом рекомендуется, там, писать, что-то прочее…

 

Информация, полученная в ходе проведения ОРМ или как искали "чёрную кошку" коррупции.

 

Надо отметить, что практически весь туристический сезон Нелидов находился "под колпаком" у оперативных служб ФСБ. которые осуществляли прослушивание не только его телефона, но и помещений его кабинетов, а также телефонов Астратенок, Романова. Поэтому материалы этих ОРД, приобщённые к уголовному делу, свидетельствуют о правдивости его показаний и не содержат никакой информации о том, что передаваемые Астеронок Нелидову деньги являются взяткой..

Из анализа материалов проведения оперативно-розыскных действий (ОРД), в частности прослушивания телефонных переговоров Романова и Нелидова так же следует, что никаких данных, свидетельствующих о том, что полученные Нелидовым о Астратенок деньги являются взяткой получено не было.

Прослушивание телефонных переговоров Романова было осуществлено органами ФСБ на основании постановления суда от 18 марта 2015 года. Поводом к проведению данных ОРД послужило возбуждение уголовного дела по п. "а" ч.2 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство) по факту смерти двух несовершеннолетних студентов речного училища Костина и Касаткина "…в ходе которого была получена информация о возможной причастности Романова к организации вступления в половую связь сотрудников органов государственной власти Республика Карелия, имеющих нетрадиционную половую ориентацию, со студентами речного училища, что возможно привело к смерти двух студентов…"

Прослушивание телефона Романова и всех связанных с ним лиц осуществлялось с 18.03.15г. по 12.01.16 г., но никакой информации о коррупционной связи Романова и Нелидова добыто не было.

Прослушивание телефонных переговоров Нелидова и его кабинета осуществлялось сотрудниками ФСБ на основании постановления суда от 16.06.15 г.

Фактическое проведение данных ОРД началось с 01.07.15 года.(Напомню, что прослушивание его кабинета было осуществлено ещё 15 .06.15г).

В Постановлении о проведении ОРД говорилось: "…Оперативными сотрудниками ФСБ была получена информация о том, что…Нелидов… в целях незаконного извлечения прибыли от деятельности коммерсантов… заключил договор генеральной аренды "входной зоны" с ООО "ЛВК "Петровский"…, которым фактически руководил Романов…В дальнейшем ООО "ЛВК "Петровский" были заключены договоры субаренды с рядом индивидуальных предпринимателей, в частности с Астратенок…Вся деятельность по достижению конкретных договорённостей осуществлялась лично Романовым и Нелидовым…В марте – апреле 2015 года Романов встречался с Астратенок и предлагал обеспечить за денежное вознаграждение …заключение субаренды указанных помещений…

30.04.15 года Романов был задержан СК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.132 УК РФ..

15.05.15 г. между ООО "ЛВК "Петровский" и Астратенок был заключён договор субаренды указанных помещений…

После задержания Романова Нелидов… стал требовать… от Астратенок платить лично ему взятки в крупном размере, угрожая в противном случае через руководство ООО "ЛВК "Петровский" расторгнуть договор суб аренды и заключить его с другими предпринимателями…"

Таким образом, уже в самой начальной стадии оперативной разработки ставилась цель – изобличить Нелидова в получении взятки. Так возник призрак "чёрной кошки" коррупции. Как показал анализ результатов этих ОРД никаких доказательств того, что получаемые Нелидовым деньги от Астратенок являются взяткой добыто не было. (К сожалению результаты прослушивания телефона Романова за предшествующий период к данному делу приобщены не были.)

В судебном заседании самым тщательным образом исследовался каждый телефонный разговор Нелидова с Астратенок; Астратенок с другими коммерсантами и её знакомыми, в том числе и с бывшим заместителем начальника республиканского управления ФСБ Куликовым Александром Алексеевичем, который используя свои связи в ФСБ фактически и явился инициатором данной разработки.

Судебным следствием было установлено, что фактическим источником "оперативной информации", послужившей основанием для начала оперативной разработки, являлись личные разговоры между Астратенок и Куликовым. (Учитывая, что в нескольких телефонных разговорах с другими своими знакомыми Астратенок прямо говорит о том, что Куликов ненавидит Нелидова, можно предположить. что в его инициативе в информационном доносе на Нелидова лежало далеко не чувство гражданской ответственности за предупреждение коррупции. Кстати сказать, отношения между Нелидовым и Куликовым в период, когда Нелидов был губернатором. а Куликов заместителем начальнику УФСБ судом не исследовались.)

Ни в одном из телефонных разговоров Астратенок не говорит о том, что передаёт Нелидову деньги в качестве взяток. Практически во всех разговорах она жалуется на слишком высокую арендную плату, говоря об общей сумме аренды в 8 миллионов рублей.

В судебном заседании Астратенок подтвердила, что часть арендной платы она отдавала Романову и в предыдущий торговый период, т.е. в 2014 году. Поскольку это имеет важное значение для правильной юридической оценки ситуации привожу с незначительными сокращениями выдержку из стенограммы её показаний в ходе судебного следствия:

" Адвокат Яковлев А.Э.: так он вам что предлагал за 8 000 000 право торговли или право аренды?

Астратенок: для меня это одно и тоже

Адвокат Яковлев А.Э.: давайте конкретизируем, если вы говорите о площадях

Астратенок: мне кажется это вопрос очень странным

Судья: хорошо, как вы поняли?

Астратенок: слушайте я вот не задумывалась над этим, я знаю, что эти два магазина я могу занять

Судья: то есть как вы поняли, если я что-то говорю не так, вы меня поправляйте, как вы поняли Романов предложил вам взять, скажем предоставить право торговли двух магазинов, расположенных во Входной зоне о. Кижи, так?

Астратенок: да, истинно так

Астратенок: это был один магазин 68 метров, я могу ошибаться на несколько метров, 250 000 я переводила

Романов И.Н.: общую сумму

Судья: подсудимый не перебивайте

Астратенок 250 000 я переводила Шандаловича ООО «ЛВК «Петровский», а 250 000 отдавала наличными Ивану каждый месяц, он заходил в магазин всегда выпьет коньячку, кофе а потом возьмет деньги

Судья: всего 500 000 в месяц?

Астратенок: да

Романов И.Н.: тогда для уточнения я могу назвать сумму денег, о которой я вел с ней переговоры

Судья: нет давайте пока вопросы

Романов И.Н.: хорошо, Таня скажи пожалуйста я и ЛВК «Петровский» в 2014 году в моем лице ЛВК «Петровский» свои обязательства перед тобой по сдаче в аренду выполнили? Ты полностью отторговала?

Астратенок: да

Романов И.Н.: ты также все обязательства перед мной в 2014 году выполнила?

Судья: ну скажем так договоренности

Судья: главное говорите правду, не выдумывайте, если не помните, говорите не помню…

…Романов И.Н.: ваша честь, мы пока будем обсуждать 2014 год,

Романов И.Н.: что касается 2014 года, ты не помнишь примерно, я помню поэтому, твой павильон 68 кв.м. то есть общую сумму арендных платежей вспомни пожалуйста ты мне передала аренду

Судья: за месяц?

Романов И.Н.: нет за весь год

Судья: за весь 2014 год, нет возражений, назовите сумму

Романов И.Н.: тогда я озвучу эти суммы, которые мне Татьяна передала лично

Судья: нет, возможно передала, мы здесь еще ничего не установили

Романов И.Н.: мы с тобой договорились, 1 000 000 и 1 500 000

Судья: вы оказываете давление

Романов И.Н.: мы договорились 2 500 000, ты заплатила 2 250 000, 250 000 я тебе простил

Астратенок: я могу сказать, что возможно

Судья: нет, если вы не уверены, говорите, что не уверены

Астратенок: не уверена

Судья: 2 250 000 не уверены

Астратенок: но близко к этому…"

 

Таким образом, установлено, что в 2014 году условия аренды были точно такие же как и в последующем 2015 году – часть суммы перечислялась через банк, а другая часть передавалась наличными лично Романову. И ни у следствия, ни у суда не возникал вопрос о том, что передаваемая наличными деньгами часть арендной платы за 2014 год является взяткой. Условия аренды в 2015 году были аналогичными, только изменялась сумма платежей.

Далее в суде исследовался следующий вопрос (зачитываются материалы ОРД):

" Адвокат Ильин Д.С.: следующий 180 лист, прочитаю: «Я согласна на ваши условия, но все помещения мои без исключения в том числе и церковь, тогда нужно как можно быстрее подписать договор, нужны гарантии, мне предстоят большие вложения» писали Вы такую смс?

Астратенок: да, писала,

Адвокат Ильин Д.С.: кто инициатор заключения договора с Романовым?

Астратенок: ну я же торговалась

Адвокат Ильин Д.С.: инициатором заключения договора исходя из содержания смс вы были?

Судья: Какой договор?

Адвокат Ильин Д.С.: тогда о каких условиях здесь речь идет?

Астратенок: Иван говорит ты будешь платить 8 000 000 …

Судья: здесь речь идет именно о достигнутых договоренностях об условиях касательно которых вы готовы передавать 8 000 000, я правильно понял?

Астратенок: да

Адвокат Ильин Д.С.: это в марте получается

Астратенок: ну он улетел, и постоянно спрашивал, что ты думаешь 8 000 000 ты в состоянии заплатить

Адвокат Ильин Д.С.: когда вы в марте с Романовым встречались в Пулково речь шла об аренде в 8 000 000?

Адвокат Ильин Д.С.: 03 марта он в Пулково что сказал конкретно?

Астратенок: готова ли ты заплатить 8 000 000

Судья: вы сказали, что готовы или нет?

Астратенок: на второй раз я сказала

Судья: но тогда никаких договоренностей еще достигнуто не было, правильно?

Астратенок: я думала эти два дня

Судья: и различные варианты условия

Астратенок: да, думала может он скажет, так все я тебя не беру и возьмет кого-нибудь другого

Адвокат Ильин Д.С.: из содержания данного смс правильно я понимаю, что вы согласились?

Астратенок: ну пожалуй да

…Адвокат Ильин Д.С.: лист 181 от вас соответственно сообщение с содержанием: " я не хочу, чтобы мой партнер был мне конкурентом, с вашими условиями я справлюсь"- меня интересует, это ваше условие исходя из содержания?

Астратенок: конкуренты видите в том, чтобы мы с таким же товаром в соседнем магазине, мы же говорим об условиях, что такую большую сумму я не потяну, и пополам

Адвокат Ильин Д.С.: не хочу, чтобы мой партнер был мне конкурентом, кого вы имеете в виду?

Астратенок: ну Кузнецову например

Адвокат Ильин Д.С.: вторая смс: "с вашими условиями я справлюсь", исходя из содержания с условиями вы согласны и 24 марта выражали Ивану Николаевичу готовность с ними справится?

Астратенок: ну я много раз сказала, что согласилась на 8 000 000

Адвокат Ильин Д.С.: то есть здесь речь идет о сумме?

Астратенок: это в основном торг идет, может быть так, а может быть так

Судья: мы напишем в протоколе следующее, если я правильно вас понял, то есть смс-ка от 24 марта, которую вы отправили на имя Романова, исходя из содержания, вы согласны платить 8 000 000 под теми условиями, которые вам предлагал Романов, так?

Астратенок: получается так.

Адвокат Ильин Д.С.: 182 лист, зачитывает текст смс, в этой части меня интересует, одна вы хотели работать?

Астратенок: чтобы мне не было таких знаете гнилых партнеров, которые говорят тут же да и тут же нет, вроде как хотят работать а вроде как и нет, серьезная сумма, нам объявлялось кто возьмет Кижи за 8 000 000

Адвокат Ильин Д.С.: по данным вы имеете в виду сдачу аренду объектов во входной зоне? То есть он предлагал и другим за 8 000 000, вы инициатор заключения договора исходя из текста?

Астратенок: ну почитать да посмотреть, опять же поторговаться

Адвокат Ильин Д.С.:181, читает текст смс про батюшек валаамских, о каких батюшках здесь речь идет, о валаамских

Астратенок: так, у вас нет батюшки, у меня есть,

Адвокат Ильин Д.С.: вы кого имеете в виду?

Астратенок: отец Арсений, отец Мифодий,

Адвокат Ильин Д.С.: вы с ними согласовывали свои решения?

Судья: на Кижах есть батюшки?

Астратенок: да там есть батюшка

Адвокат Ильин Д.С.: исходя из содержания этого сообщения, вы согласовывали с ними условия вашей работы на о. Кижи?

Астратенок: да я со всеми обсуждала

Судья: помните, что вы вкладывали, если помните?

Астратенок: что я советуюсь с своими разными знакомыми людьми, которые может и считают меня сумасшедшей, за такую сумму арендовать торговые площади."

 

"Красная шапочка" и "чёрная кошка".

 

Из материалов прослушивания телефонных разговоров Астратенок следует, что она с самого начала находилась в постоянном оперативном контакте как с Куликовым Александром Алексеевичем, который, зная о том, что её телефон прослушивается, передал ей для связи с собой специальный сотовый телефонный аппарат, так и с другими действующими сотрудниками ФСБ, постоянно информировала их о делах на острове, о своих взаимоотношениях с Нелидовым, о фактах передачи ему денег за аренду. Ни в одном из разговоров не употреблялся термин "взятка". Как видно из материалов ОРД основной целью этих контактов был попытка Астратенок добиться снижения арендной платы. Это обстоятельство она подтвердила и в судебном заседании:

"Судья: цель вашего общения исходя из этого разговора….вы общаетесь с Александром Алексеевичем с целью сбить арендную плату?

Астратенок: я его вот с первой возможности просила как бы сделать так, чтобы мне меньше платить, потому что я не выживу, я продала всё что у меня было.

Судья: и какими вариантами, скажем так снижения цены, обговаривали?

Астратенок: ну каким-то чудным образом решить проблемы может быть, ну через директор-то как раз, что как бы есть."

Допрошенный в суде (28.12.17г.) Куликов пояснил, что Астартенок в 2015 году жаловалась ему "…что экономически ей стало там работать тяжеловато в связи с какой-то высокой арендной платой." На этом же допросе, после прослушивания телефонных переговоров, Куликов признал, что рекомендовал Астратенок вступить в контакт с двумя сотрудниками ФСБ, которые подойдут к ней на острове.

Из анализа телефонных переговоров было установлено, что по инициативе Астратенок утром 09.09.15 г. у Куликова с нею была личная встреча в кафе "Фрегат", во время которой, по его словам, она жаловалась на большую арендную плату, а 11.09.15 г. он срочно предложил ей выехать в Петербург, но никому не говорить об этой поездке. При этом он был вынужден признать, что передал ей этот вызов по просьбе сотрудников ФСБ. В этот же день, уже вечером, после приезда Астратенок с острова в Петрозаводск, они встретились в городе и между ними произошёл следующий разговор (цитирую по стенограмме судебного заседания:

"Куликов:…обсуждали также ситуацию, что у неё происходит, она была по прежнему удручена тем, что тяжеловато ей завершать туристический сезон, что ей нужно платить арендную плату. что последний месяц сентябрь очень тяжёлый, туристов меньше, но ей обязательно нужно принести арендную плату и она не знает, что ей делать, как ей быть. Я в очередной раз ей порекомендовал : Тань, ну договорись своими арендаторами, чтобы перенесли тебе эту оплату, и она начала снова расстраиваться, что возможно ей больше не удастся работать на Валааме, потом на Кижах. Я старался как-то её успокоить и говорить, что почему ты себя так настраиваешь, нормально работаешь, утрясёшь все свои вопросы. Она говорила, что если я не выплачу всю арендную плату, боюсь что меня на следующий год на Кижи. возможно уже на работу не возьмут…"

13.09.15 г. между Астратенок и Куликовым состоялся разговор по специально выданному им ей телефону. Куликов показал, что во время этого разговора она сказала ему, что собирает последний взнос аренды в этом году.

Пытаясь как-то дистанцироваться от факта задержания Нелидова на основании заявления Астратенок, Куликов объяснил:

"О каком-либо её участии в оперативном эксперименте, я бы это исключил как бывший оперативник, потому что задействовать таких людей как Татьяна в оперативном эксперименте, это, по-моему, провалить любую операцию. Она чересчур эмоциональна и чересчур общительна, то что потом я в газетах почитал, и что она вам нарассказывала кончено фантазия очень большая, и говорит много и причём очень эмоционально и со своими комментариями и добавками, просто иногда удивляешься…"

Можно предположить, что сотрудники ФСБ, фиксировавшие телефонные переговоры и получавшие из первых рук информацию о ежемесячных передачах денег Нелидову, почти три месяца ожидали, что получат более веские аргументы для обвинения Нелидова во взяточничестве, но не дождавшись, отказались от идеи «выявления взяточника экс-губернатора» и с 16 09.15 г., поняв, что "чёрной кошки коррупции" на острове нет, передали всю информацию в МВД. Дальнейшей реализацией занимались работники МВД, которые решили "уточнить ситуацию" и пошли на "интеллектуальную провокацию", т.е. фактически сфабриковали доказательства: поняв, что сезон торговли на о. Кижи закончился и зная, что 23 сентября Астратенок везёт Нелидову последнюю партию денег, с целью реализации своей оперативной разработки они пошли на "легендирование" передачи арендных денег как бы взятки и, «перехватив» её на теплоходе «Метеор» предложили Астратенок написать соответствующее заявление. О том, что сама эта «операция» готовилась в спешке свидетельствуют документы о её осуществлении. Так, в протоколе проведения оперативного эксперимента не указаны ни дата, ни место проведения этого оперативно-розыскного мероприятия. В тексте только указаны время получения от Астратенок заявления и время переписывания денежных купюр, которые она должна передать Нелидову. В тексте заявления Астратенок термин взятка не упоминается, а говорится только о том, что она должна передать арендную плату. В ее заявлении от 23.09.2015 года написано следующее: «Я, Астратенок Татьяна Валерьевна, хочу сообщить о том, что работая в качестве ИП на о. Кижи в период с 09 мая по 23.09.2015 г. систематически передавала денежные вознаграждения за право аренды торговых площадей в прибрежной зоне о. Кижи директору музея-заповедника «Кижи» Нелидову Андрею Витальевичу (том №1 л.д.14-16)."

Далее всё шло как в обычном детективе: оперативники переписали купюры, Астратенок уложила деньги в маленькую сумочку, под контролем оперативников позвонила Нелидову и договорилась о встрече, сошла с корабля неся в сумочке уже не арендную плату, а взятку. На берегу около кафе она передала сумочку ожидавшему её водителю Нелидова и оперативники "проводили" его до квартиры Нелидова, а вот дальше, с чисто оперативной стороны. начались "непонятки". Дальнейшее поведение оперативников является довольно странным – вместо немедленного задержания Нелидова сразу же после передачи ему денег, они произвели его задержание только на следующее утро, что позволяет сделать предположение о том, что они сами не были уверены в обоснованности своей "интеллектуальной провокации" и получали соответствующие указания у своего руководства

Имеются некоторые странности чисто процессуального характера, которые свидетельствуют о спешке в реализации оперативной информации. Так, уголовное дело было возбуждено 23 сентября 2015 г. в 20 час.10 минут заместителем руководителя следственного отдела по г. Петрозаводск следственного управления Следственного комитета Российской Федерации капитаном юстиции Красильниковым Н.В., но не в связи с заявлением Астратенок Т.В. (т.1 л.д. 1-2), а на основании рапорта заместителя руководителя следственного отдела по г. Петрозаводск (т.е. своего собственного рапорта), рассмотревшего материалы оперативно-розыскных мероприятий (т.1 л.д.9). При этом в постановлении прямо указывается: «23 сентября 2015 года в период с 19 час.00 минут …Нелидов….находясь на территории г. Петрозаводска…из корыстной заинтересованности, получил через посредника от Астратенок Т.В. взятку в виде денег…»

То есть, всего через 10 минут после окончания оперативного эксперимента, который закончился только в 20 часов после того, как оперативники убедились, что водитель Нелидова, получивший от Астратенок сумочку с деньгами, вышел из квартиры Нелидова без этой сумочки (а сам протокол был составлен начальником ОЭБ и ПК УМВД России по г. Петрозаводску капитаном полиции А.В.Подольским только 24 сентября 2015 года), ещё за 14 часов до задержания Нелидова и выяснения обстоятельств получения им денег, ещё до получения результатов оперативного эксперимента зам. начальника Следственного отдела Следственного комитета сделал вывод о том, что Нелидов является взяточником!

Подобные скоропалительные выводы и дали общее направление следствию. Призрак "чёрной кошки коррупции" начал обретать плоть.

Как следствие материализовало призрак.

23 сентября 2015 года Астратенок Т.В. дважды допросили в качестве свидетеля с применением видео средств фиксации допроса. В суде эти видеозаписи были изучены и все участники процесса лично убедились, что на Астратенок Т.В. никто не оказывал давления, не советовал, что говорить и как, и она более чем спокойно давала показания о произошедших событиях на о.Кижи в 2014 и 2015 году. В ходе этих допросов, она ни разу не сказала, что передавала Нелидову А.В. взятку. Речь шла только об аренде и платежах за нее.

Мотивы Астратенок о " переадресации" арендной платы во взятку хорошо просматриваются из её телефонных разговоров сразу же после задержания Нелидова. Телефонный разговор состоялся 24.09.15 г. сразу же после её возвращения на остров, обсуждая со своей напарницей Никулиной происшествие Астратенок высказывает мнение, что всю эту операцию подготовил Куликов:

"Астратенок: выстроил вот эту вот схему

Никулина: Подогнали сейчас, да так, но, ну ладно, главное чтоб остаться там вообще Таня ещё бы, остаться бы…

Астратенок вот-вот, конечно, всё остальное вообще фигня. конечно

Никулина: По кому угодно пойдём по головам лишь бы остаться."

 

Будучи неоднократно допрошенной в суде, Астратенок ни разу не сказала, что передавала Нелидову А.В. взятку. Контекст, в котором она говорила о взятке на предварительном следствии, позволяет прийти к выводу, что сама она так не считает. Так описывая события на «комете» 23.09.2015 года, Астратенок Т.В. пояснила, что к ней подошли сотрудники правоохранительных органов, представились, и тогда впервые прозвучало это страшное слово «взятка», прозвучало не от нее, а от них. В другом судебном заседании описывая передачу денег Нелидову А.В., Астратенок Т.В. дословно сказала так «я передала деньги, которые сейчас называются взяткой».

Обстоятельства появления заявления Астартенок так же были исследованы в суде (цитирую выдержку из протокола судебного заседания):

" Прокурор: скажите пожалуйста, на вопрос защиты вы уже отвечали, что писали заявление, в правоохранительные органы, в материалах дела есть, 23.09.2015 года проводилось ОРМ, помните об этом, принимали вы участие в этом мероприятии, не принимали, если да, то расскажите о подробностях передачи денежных средств 23.09.2015 года, если вам об этом что-то известно?

Астратенок: конечно известно, по договоренности с Андреем Витальевичем, я также как с Иваном очень долго торговалась о сумме, я не могу платить столько, нет столько туристов, но все равно Андрей Витальевич сказал, ты отдашь последние деньги, я не буду на о. Кижи, ты мне их привезешь в г. Петрозаводск, это у нас раньше не практиковалось. Я села на метеор, взяла с собой 500 000, деньги из кассы соответственно, эти деньги были у меня в сумочке, ехала, оплакивала их, потому что надо отдать, вот, и на метеоре как бы в это момент ко мне подошли два дяденьки и они представились, что это сотрудники ФБР, ну ФСБ, и они сказали, что у нас такие то фамилии, такие то мы люди и показали ксивы, ну удостоверения, поэтому скажите вы куда едете и с какими мыслями и зачем вообще вы сейчас едете, я думаю любая женщина, любой мужчина, любой человек в Мире сделал на моем месте тоже что сделала я, потому что у меня никаких других вариантов у меня не предоставлялось потому что, да я действительно плачу деньги и деньги очень большие за осуществление торгово-закупочной сувенирной деятельности на о. Кижи, и рассказала, что было за моими плечами. После этого пригласили каких-то людей, которых я никогда не видела,

Судья, вы в Петрозаводск прибыли или вы все еще на корабле?

Астратенок: мы на корабле, подвели ко мне людей, сказали вот это девушка, она везет деньги, и мы сразу причалили к причалу, и там тоже люди подошли определенные, которые меня…

Судья: в общем подошли люди, дальше что происходит

Астратенок: я не знаю как слова правильные подбирать, первый раз же такое происходит, дальше сказали, вот эти деньги, которые ты везешь, тебе придется отдать, я так поняла, мои догадки, деньги переписанные, и поэтому это называется страшным словом взятка, я согласилась, потому что деньги у меня действительно в сумке были на самом деле, купюры все переписали, и эти деньги придется отдать по назначению

Прокурор: согласие то ваше спрашивали, готовы вы принимать участие в данном ОРМ, или может пытали вас заставляли?

Астратенок: нет меня никто не пытал, но меня конечно спросили вы готовы как настоящая революционерка

Судья: не надо подробностей, выполнить свой гражданский долг

Астратенок: да выполнить свой гражданский долг, я ответила, всегда готова

Прокурор: далее какие действия с данными денежными средствами, вы их получили, и куда вы сними отправились не отправились?

Астратенок: после того как переписали их обратно отдали и сказали, теперь вези дальше, я уже повторяюсь, любой человек на моем месте сделал точно также, потому что вариантов нет,

Судья: не надо оправдываться, просто говорите, что было

Астратенок: я позвонила еще раз и сказала: Андрею Витальевичу я готова эти деньги отдать, которых вам так не хватает, он говорит, я только сам не могу придти, а придет мой водитель, в условном месте мы договорились, это было Парижанка кафе, водитель приехал, я его видела несколько раз, я села в машину, передала эти деньги, они у меня еще были упакованы специальным образом, там в сумочке такой специальной маленькой

Судья: водитель-то знал зачем он приехал?

Судья: он знал что вы везете?

Астратенок: да водитель знал, зачем он приехал, он понимал, я передала эти деньги водителю, сидела в машине очень маленькое время, вышла

Прокурор: скажите пожалуйста, передали водителю сумму 500 000 рублей?

Астратенок: да ровно столько сколько вложила

Прокурор: после того как вышли, водитель уехал или остался стоять?

Астратенок: нет, водитель уехал

Прокурор, скажите пожалуйста, вы то почему считаете, что водитель знал, во первых, что передаются деньги, если вы говорите, что они специальным образом упакованы, откуда знаете показания, еще какие-то источники, откуда ваша уверенность?

Астратенок: не первый раз водитель берет у меня деньги…"

Анализ записей телефонных переговоров подтвердил и тот факт, что к Астратенок обращались иные лица для того, чтобы "перехватить" деньги, которые предназначались для Романова, но передавались ею Нелидову. Приведу выдержку из стенограммы протокола судебного следствия:

"Адвокат Соловьев А.Е.: это разговор состоялся 14 августа 2015 года, у вас то в памяти нет событий, что приходилось где-то ходить и давать объяснения по каким-либо обстоятельствам, нахождения на острове, может быть какие-то?

Астратенок: да, вы сказали, что это 14 августа, я помню, что прошлое заседание мы вспоминали, господин Бейм, меня с ним лично не знакомили, у него такая фамилия смешная, я запомнила ее сразу, он ко мне подошел, он меня отвел вместе с Никитиным, и сказал, мы это все вспоминали в прошлый раз, кому же ты платишь, где деньги? Вот собственно отсюда этот разговор, как бы и другие люди присоединились, надо бы и нам заплатить

Судья: помимо Нелидова?

Астратенок: ну конечно да, то есть те деньги как бы обещаны

Адвокат Соловьев А.Е.: это вы связываете с этим событием, скажите, а в правоохранительных

Судья: нет, мне не понятно, уважаемый защитник, то есть помимо Нелидова вам поступали намеки скажем так, что надо платить, от господина Бейма?

Астратенок: да, Бейм подошел, я немного растерялась, потому что я обычно уверенно иду в Кижи на Валаам и обратно, а тут меня оттащили немножко в сторону в кусты и уточнили, что ты кому платишь, я сказала, что я расплачиваюсь всегда с директором, он основной

Судья: а Бейм это кто?

Астратенок: ну вот меня не знакомили, я знаю, что это друг, они с Никитиным и с Иваном они вместе

Адвокат Соловьев А.Е.: тогда я продолжу, скажите, а это вы вспоминаете про Бейма, а не было ли у вас иных обстоятельств, чтобы надо было давать объяснения в правоохранительные органы, в связи с каким-то обстоятельствами, на кого то заявление писали, вот такого плана, проверяющие кто-то, потому что здесь идет разговор, что надо будет дать объяснения

Судья: и от чего-то оградить

Астратенок: мне только Бейм вспомнился, это был самый такой яркий случай, по поводу налогов, у меня все всегда оплачено,

Адвокат Соловьев А.Е.: конфликтов между арендаторами не было, тех которые бы вылились в проверку правоохранительных органов и в связи с этим предстояло бы дать объяснения, если обратятся?

Судья: не помните?

Астратенок: ну перестрелок не было, не могу сказать

Судья: не помните так и говорите

…Адвокат Яковлев А.Э.: известно ли Вам занимал ли Бейм Андрей Альбертович какую-нибудь должность в ООО «ЛВК «Петровский»?

Астратенок: нет, я не знаю какую должность он занимал, но они все по-моему были депутаты, я не могу сказать

Адвокат Гусева Л.: исходя из каких конкретных слов, вы решили, что платить надо всем и Бейму в том числе?

Астратенок: потому что Бейм сказал, ты должна платить

Адвокат Гусева Л.: кому вы не спросили?

Астратенок: ну у него был такой напористый набор слов, что я даже не смогла

Адвокат Гусева Л.: какие конкретно?

Астратенок: я не могу выделить основные слова его, но это были напористые слова с угрозой и с такими как бы претензиями

Адвокат Гусева Л.: простите я правильно поняла, что никаких конкретных слов, что вы Бейму тоже должны платить, он не произносил, это ваша как бы, это вы так поняли, исходя из его поведения, то есть это ваше умозаключения?

Астратенок: я помню точно он сказал, будем встречаться все вместе, и решим кому сколько надо платить и когда и в каких количествах, так что ты должна мне сообщить, когда следующая встреча с Нелидовым, чтобы я тоже присутствовал и мне тоже что-то досталось

Адвокат Гусева Л.: так хорошо спасибо…"

О том, что после ареста Романова от него ждали распоряжения о дальнейшем управлении компанией в суде подтвердили и другие свидетели. В частности свидетель Твердовский П.Е показал (цитирую стенограмму допроса небольшими сокращениями):

Прокурор: скажите пожалуйста, когда Горепекин вернулся от Романова, какие инструкции от Романова он вам передал относительно ЛВК?

Судья: и передал ли что-либо?

Твердовский: я в прошлый раз еще, по-моему, пояснял, что в целом по управлению ЛВК «Петровский», поручение по работе ЛВК «Петровский» соответственно полностью взять управление этой компанией, сказал попросил.

Прокурор: так, а, относительно денежных средств, которые должны были поступать на ЛВК «Петровский» во исполнение договора аренды, договора субаренды и так далее, денежные средства кто должен был получать с арендаторов, был такой разговор?

Твердовский: именно прямого такого разговора не было, речь шла о том, я уже повторяюсь, что денежные средства они идут как по безналу так и наличными, по безналу перечисляется на расчетный счет, наличные деньги собирает с арендаторов непосредственно руководитель – это Никитин. Моя задача была в общем-то убедиться в том, что от каждого арендатора нужные сумы поступили в общую сумму

Прокурор: скажите, пожалуйста, вы Никитину передавали вот эти поручения по сбору денежных средств с арендаторов?

Твердовский: он, я полагаю, знал и без меня, и безусловно у нас был с ним разговор

Судья: то есть вы поручали ему это сделать?

Твердовский: да, конечно

Прокурор: вот я и хочу спросить, вы в принципе на себя, вот после всех этих событий взяли руководство компанией вместо Ивана?

Твердовский: безусловно, то есть указания, которые получал Никитин, он получал их от меня

Прокурор: значит, от вас Никитин получил указание собирать денежные средства?

Твердовский: безусловно

Прокурор: он выполнял эти указания?

Твердовский: денежные средства не поступили

Судья: но он то вам, что сообщал? Что он говорил?

Твердовский: что денег не платят

Прокурор: наличные не платят?

Твердовский: наличными не платят

Прокурор: угу, то есть вы надеялись на Никитина, что он всё-таки будет выполнять данное поручение?

Твердовский: это его прямая задача

Прокурор: скажите, а Бейма вы не отправляли для решения этих вопросов?

Твердовский: это было позднее

Прокурор: позднее когда?

Твердовский: ну вероятно сентябрь, примерно, и с аналогичным посылом общался с Астратенок

Судья: а вы Бейму эту задачу ставили, судя по всему?

Твердовский: да

Судья: Бейм, что сообщил?

Твердовский: в общем все осталось так

Прокурор: что она отказывается платить наличные деньги, или она сказала о чем-то другом?

Твердовский: нет только об этом

Прокурор: значит, на этой встрече вы уже знали, что деньги куда-то уходят, что Астратенок не хочет платить?

Твердовский: безусловно, та встреча была инициирована ровно по тому, что со стороны

Прокурор: вами была инициирована?

Твердовский: да, потому что Никитин получил от Астратенок ответ о том, что с ним никакие платежи производится не будут, никакие вопросы решаться не будут, ссылкой на то, что разговор Астратенок будет вести только с Андреем Витальевичем, в общем это и послужило поводом для встречи

Судья: Астратенок отказалась платить

Твердовский: обсуждать с Никитиным вопросы по поводу работы, ссылаясь на то, что этот диалог она будет вести с Андреем Витальевичем, в общем что и послужило поводом для встречи"

В ходе этого допроса выяснились не только обстоятельства передачи поручения Романовым собирать наличные платежи арендной платы Никтину, но и другое важно обстоятельство – на сезон 2016 года, новым арендатором с Астратенок был заключён новый субарендный договор на туже самую сумму – 8 миллионов рублей и она эту сумму, хотя и с опозданием, но всё же выплатила.

В следственных материалах термин "взятка" появился и в показаниях Никитина, того самого директора ЛПК, которому Романов поручил собирать наличные платежи арендной платы. В суде на эту тему состоялся следующий диалог:

"Нелидов: Здравствуйте. Всё таки слово это звучит, оно частенько встречается, что вы подразумеваете под словом взятка?

Прокурор: был же ответ на этот вопрос

Нелидов: нет, ответа не было. Я теперь вопрос задаю

Нелидов: Ответ то не поступил! Вот, что вы подразумеваете под словом взятка вообще в жизни или в нашей ситуации в конкретной, что это могло бы быть?

Никитин: В данной ситуации, вот как бы, входе всех этих событий, после чего я всё это узнал то есть, я думаю, что это определённая форма оплаты, то есть нал – безнал.

Судья: А взятка-то как появилась в допросе?

Никитин: вот я даже не могу сказать

Нелидов: Спасибо

Судья: Ещё?

Прокурор: Вы протокол-то читали?

Никитин: Читал

Прокурор: Лично читали?

Никитин: ну естественно

Прокурор: Замечание вносили?

Никитин: Я даже не помню почему слово взятка

Прокурор: Ну, оно не только юридический термин оно ещё

Никитин: Предположение может

Прокурор: (продолжает) обиходный термин такой

Адвокат Соловьёв: Вопрос в чём?

Судья: Давайте убеждать свидетеля не будем"

В данном случае неправильная юридическая квалификация действий Нелидова А.В. обусловлена желании оперативных сотрудников преподнести картину произошедшего именно как взятку для создания видимости эффективности борьбы с коррупцией, используя для этого низменные интересы лиц, привлечённых к проведению этой «операции».

Из анализа материалов судебного следствии явно следует, что Астратенок, вступив в контакт с работниками сначала ФСБ, а затем МВД стремилась к достижению своих личных предпринимательских интересов, связанных со снижением или не уплатой субарендных платежей при осуществлении торговой деятельности на о. Кижи. Она осознавала задолго до 23 сентября 2015 года, что в отношении нее и Нелидова А.В. проводятся оперативно-розыскные мероприятия, и что она принимает участие в оперативной разработке «под легендой», которую, курирует Куликов Александр Алексеевич. При этом в целях конспирации истинного положения дел Куликов А.А. выдал отдельный телефон с сим-картой Астратёнок Т.В. для личного общения с ним. При общении с оперативным сотрудником ФСБ Ипатовы Евгением, напоминавшем о наличии у Астратенок Т.В. «легенды», последняя не выражала не понимания указного термина-понятия, что позволяет сделать вывод, что содержание указанной «легенды» Астратенок Т.В. было известно и понятно заранее. На предложение оперативного сотрудника ФСБ Ипатова Евгения сообщать третьим лицам сведения из «легенды» не вызывали у Астратенок Т.В. не согласия или отрицания, с указанным предложением она соглашалась. Проанализировав всю совокупность фактических обстоятельств дела и подтверждающих их доказательств, с уверенностью можно говорить, что в действиях Нелидова А.В. нет состава преступления – получение взятки, а в действиях Романова состава преступления – посредничество во взяточничестве. Кому пришла в голову мысль "привязать" ранее арестованного Романова к взаимоотношениям Нелидова и Астратенок совершенно непонятно!

Судебный процесс на днях закончился. Прокурор попросил признать Нелидова виновным в получении взятки и определить ему наказание в виде длительного лишения свободы.

Осталось вспомнить: "Благими намерениями вымощена дорога в ад."

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter