Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Экспорт импотенции. Бессилие «силовиков» ширится с "Востока" на "Запад"

  • Опубликовано 05 Августа 2017
  • 189 просмотров

Когда много ездишь по стране, оказываясь то в одном «субъекте РФ», то в другом, начинаешь понимать, что это все как бы разные страны: везде свои особые центры власти, не совпадающие с адресами официальных учреждений, и свой особый политический климат. В этом смысле нет друг на друга более непохожих «субъектов», чем Калининградская область и Чечня: в границах вообще мыслимого в России они олицетворяют собой как бы модели «Запада» и «Востока».

Приводимые «Новой газетой» все новые факты, а теперь уже и доказательства внесудебных расправ и расстрелов в Чечне не расследуются ни Следственным управлением СК РФ по республике, ни на федеральном уровне. Давно и сравнительно успешно работавший в Чечне следователь Игорь Соболь попытался начать сбор доказательств, но через две недели был переведен на другую должность. А в 2013 году, спустя всего 7 месяцев работы, «по собственному желанию» уволился начальник СУ СК РФ по Чечне Сергей Бобров, попытавшийся возбуждать новые дела и реанимировать старые о так и не раскрытых, хотя и совершенных демонстративно, преступлениях.

Рассказывали, что у недолго продержавшегося Боброва была такая присказка: «Я вам не Леденев». Между тем и его предшественник — ​Виктор Леденев тоже пытался что-то делать: так, в августе 2010 года он направил письмо министру внутренних дел Чечни Руслану Алханову, где в категорической форме ставил вопрос о фактическом противодействии СУ СК РФ со стороны МВД республики. Это письмо, обнаруженное правозащитниками из «Комитета против пыток» в одном из уголовных дел, было обнародовано на пресс-конференции «Мемориала» в 2011 году.

Выпускник 1991 года следствен­ного факультета Высшей школы КГБ СССР им. Дзержинского (сведения с сайта СК РФ) Виктор Александрович Леденев с 1985 по 2008 год «проходил службу в следственных органах ФСБ Ставропольского края», с 2008 по 2013 год возглавлял Следственное управление СК РФ по Чеченской Республике, а в 2013 году был переведен на аналогичный пост в Калининградской области (вот так, как будто это в самом деле одна и та же страна).

Здесь генерал Леденев привлек внимание местного журналиста Игоря Рудникова — ​в связи с тем, что дело о покушении на убийство последнего (совершенное демонстративно) на следствии саботировалось и едва не умерло в суде. За рамками дела были оставлены соучастники, организатор и возможный заказчик убийства, каковым Рудников считает главу одного из приморских курортных районов. Но благодаря привлеченному к этому делу вниманию приговор по «делу Рудникова» отменен, и дело будет рассматриваться заново. А пока шел суд, Рудников выяснил, что генерал Леденев через три месяца после покушения на журналиста и на третий год своей службы в бывшей Восточной Пруссии летом 2016 года переехал в особняк в элитном районе Калининграда примерной стоимостью 150–200 млн рублей.

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов, встречавшийся с Леденевым в Чечне, в частности, в связи с расследованием дела об убийстве Натальи Эстемировой в 2009 году (не раскрыто), отзывается о нем настолько хорошо, насколько это возможно: «Они все там или мерзавцы, или крайне противоречивые люди. Леденев — ​скорее противоречивый». Так же, как о человеке по крайней мере не бравшем в Чечне взяток, вспоминает о нем и Игорь Каляпин из Комитета против пыток. В первое время Леденев действительно пытался установить виновных в убийствах и расправах, но в конце концов «стал как все».

Здесь, конечно, сюжет уже не для газеты, а для кино. «Противоречивый» (то есть понимающий, где добро, а где зло) генерал, пять лет связанный по рукам и ногам в Чечне, со вздохом облегчения покидает «Восток» и перебирается «на Запад». Ему бы на пенсию, есть уже и выслуга лет, но он служака и готов еще показать стране свои следственные таланты: ведь это же «Запад», тут другие законы — ​то есть в Калининграде они, наверное, все-таки есть?

Предположим (это же набросок сценария, а не журналистика), заказчика покушения на Рудникова не так уж сложно вычислить, а если задержать организатора, против которого даже и прямые доказательства налицо, то он, пожалуй, и прямо его назовет. Но тот занимает в области и формально немаленький пост, а неформально его влияние может быть и больше. А Рудников — ​кто это такой? Вон Борис Немцов был — ​фигура, так и то там заказчика типа «не нашли», а ведь там было, увы, удавшееся убийство, а этот-то цел. Так стоит ли?..

И вот (в последней серии фильма) поседевший «противоречивый» генерал сидит на балконе своего дома (или не своего, а того, в который, согласно его пояснениям, знакомые коммерсанты просто так пустили — ​пожить), глядит на озеро и думает противоречиво: «Ну в Чечне-то хоть страшно было… А здесь? Это же не Чечня?»…

Ой ли? В комплекте с безнаказанностью преступников с «Востока» на «Запад» экспортируется еще и импотенция власти.

Источник: Новая газета


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter