Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Двадцать девятое мгновение истины…

  • Опубликовано 02 Августа 2017
  • 272 просмотра

Напомню читателям моего блога: в 2016 году я опубликовал своё исследование материалов одного уголовного дела под названием « Двадцать восемь мгновений истины», в котором я утверждал, что Кунцевским районным судом г. Москвы по сфальсифицированным следствием материалам незаконно осуждены к длительным срокам лишения свободы граждане Романов и Буланов. В самом начале публикации я утверждал: «Более года следователь Можайского ОВД г. Москвы лейтенант юстиции Анастасия Баряева вела уголовное дело по обвинению Романова и Буланова в краже автомашины марки БМВ X6, тщательно стараясь подтасовать и сфальсифицировать доказательства, подгоняя их под версию, выдвинутую оперативниками МУРА. И периодически советуясь со своими коллегами о том, как это лучше сделать обменивалась СМС-сообщениями. А потом взяла и по пьяному делу просто потеряла свой телефон со всей своей телефонной почтой. И потеряла не где-нибудь, а в автомашине жены обвиняемого Романова. Та нашла телефон, заглянула туда и пришла в ужас… И передала 224 листа распечатки этих писем в Следственный» комитет Российской Федерации, а оттуда …как обычно, всё было отправлено по кругу…».

Я тщательно проанализировал все собранные следствием доказательства и только на их основе сделал вывод о том, что Романов и Буланов не могли совершить этого преступления, поскольку в момент его совершения находились примерно в тридцати километрах от места угона. Повторю ещё раз – эти доказательства были установлены следствием, но умышленно скрыты с использованием так называемой «фигуры умолчания». И хотя защита на следствии и в суде обращала внимание на эти доказательства, но следователь и её начальники, надзирающие прокуроры, а затем и судьи всех судебных инстанций наглухо закрыли свои глаза и уши для восприятия доказательств, ставящих под сомнение версию обвинения. Точно также закрыли глаза и работники следственного комитета на выявленные злоупотребления оперативных работников и следователей. Корпоративная солидарность взяла верх над профессиональной честью. И не смогли сломать эту пресловутую солидарность ни многочисленные жалобы адвокатов, ни опубликованные в средствах массовой информации факты злоупотреблений и фальсификации, ставшие известными из «телефона пьяного следователя».

Но вот на свет появилось ещё одно «мгновение истины» - двадцать девятое по счёту- 30 августа 2016 года находящийся в следственном изоляторе СИЗО-77/2 г. Москвы обвиняемый за ряд совершение угонов автомашин марки БМВ уроженец Чеченской республики Ханакаев Леми Адамович обратился с заявлением о явке с повинной по факту совершения им ещё одного угона автомашины марки БМВ-6 в марте 2014 года из подземной парковки корпуса 1 дома 6 по Можайскому шоссе. Это заявление было зарегистрировано в КУСП за №396. И всё…! Следователь, ведший расследование в отношении Ханакаева по основным эпизодам угонов автомашин, к этому времени расследование практически уже закончил, а судья, получивший для рассмотрения это дело и узнав от адвоката о сделанном заявлении, посчитал, что возвращать дело для вменения обвиняемому ещё одного эпизода нецелесообразным. Рассмотрев дело Ханакаева Л.А. и его соучастника-земляка Барзаева А.Б. по пяти эпизодам краж автомашин марки БМВ 20 апреля 2017 года суд приговорил Ханакаева Л.А. по совокупности преступлений к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы, а его соучастника Барзаева А.Б. - с учётом его прежней судимости – к 7 годам и 6 месяцам лишения свободы. (для сравнения: Романов получил за один вменённый ему эпизод 9 лет лишения свободы – видимо за то, что раздражал судью своими утверждениями о своей невиновности.).

За год, прошедший со дня подачи заявления Ханакаевым, никаких «телодвижений» со стороны следственных органов не произошло. По имеющимся у меня косвенным данным, правда не проверенным, заявление было передано в руки тем самым оперативникам, которые первоначально фальсифицировали материалы задержания Романова и Буланова. Дальнейшая судьба этого заявления неизвестна.

А все обращения адвокатов в Генеральную прокуратуру пересылались оттуда в прокуратуру города Москвы, где их, с установившейся противозаконной традицией, естественно никто не изучал, а просто отвергали, ссылаясь на «вступивший в законную силу приговор», хотя именно его «законность» и оспаривалась защитой…

А защитники продолжали работу. И вот, спустя почти год после направления заявления о явке с повинной адвокатам Романова и Буланова удалось встретиться с Леми Ханакаевым, ожидающим апелляционного рассмотрения своей жалобы на приговор. Вот что рассказал он адвокату Горюнову П.С.: «…В конце марта 2014 года, точную дату уже не помню, я, примерно в 02 или 03 часа ночи проник на подземную парковку д.6 к.1 по Можайскому ш. г. Москвы. Используя турбо декодер и прибор, который записывает ключ, прописал чип, завёл машину, выехал с парковки в направлении третьего транспортного кольца, далее ехал на проспект Мира в сторону области. Около 05 часов утра я остановился на дублёре Ярославского ш. не доезжая до поста ДПС, прикрутил другой номерной знак, который незадолго до этого нашёл. Дождавшись оживлённого движения в сторону области, примерно в начале десятого часа, я продолжил движение через г. Королёв в пос. Загорянка, где немного покружил, а затем увидел металлический забор с открытыми створками ворот, где стояли автомобили. На территории находилось, по-моему, два или три малоэтажных дома и я решил укрыть там автомашину. Поле снятия сигнализации стёкла на автомашине не закрывались. Чёрный БМВ я оставил там. Около 12 часов я уже уехал и вернувшись за угнанной автомашиной на следующий день я её там не обнаружил, её дальнейшая судьба мне неизвестна. В момент кражи я ещё не знал куда я буду сбывать похищенное авто…»

В принципе объяснение, данное адвокату, поверхностное, но адвокат не следователь и не обязан скрупулёзно выяснять у клиента все детали совершения преступления. Однако, оно несомненно содержит информацию, которая требует детальной следственной проверки и является основанием для возбуждения расследования по вновь открывшимся обстоятельствам.

Все материалы, полученные от адвоката, мы опять направили в Генеральную прокуратуру. (Надеемся, что «обжегшись» на «отфутболивании» нашего заключения по делу Раджапова и братьев Цетиевых в Генеральной прокуратуре всё же с уважением отнесутся к материалам, поступающим к ним из Совета по развитию гражданского общества и правам человека – право слово, там рассматривают жалобы далеко не глупые люди!) А пока следственные органы никак не могут решить что им делать, я провёл небольшое сравнительное исследование «почерка» преступлений совершённых Ханакаевым, за которые он осуждён и в котором он признаётся в своей явке с повинной.

Начнём с района, в котором оперировала преступная группа Барзаева и Ханакаева.

Они оба имели место жительства в секторе, охватывающим Западный и Юго-Западный округа Москвы (пос. Московский, ул. Радужная) места всех угнанных ими автомобилей находились в этом же секторе - Западном и Юго-Западное округах (ул. Айвазовского д.1; ул. Дружбы д.2/19; ул. Главмосстроя д.14; Ленинский пр-т д. 69; Ленинский пр-т д. 102 ). В этом же секторе находится и адрес угнанной автомашины, за кражу которой осуждены Романов и Буланов (Можайское ш. д.6 кор.1). Это первое совпадение.

Группа специализировалась на кражах дорогостоящих автомашин марки БМВ-Х5 .Это второе совпадение.

В распоряжении Ханакаева имелось специальное оборудование для вскрытия и угона именно автомашин марки БМВ – зажигалка с чипом, программатор и ключ, для открывания дверей автомашины. (В отличие от мифического ключа, которым якобы Романов завёл угнанный автомобиль, вменённый ему в вину.)

Оба обвиняемых в процессе угонов на месте совершения преступления и в процессе перегонов машин активно использовали свои сотовые телефоны, что было зафиксировано соответствующими биллингами. (В отличие от них биллинги телефонов Романова и Буланова были активно зафиксированы примерно в 30 км. От места угона.)

Задержание Барзаева и Ханакаева произведено, можно сказать с поличным, спустя несколько дней с момента угона, когда они оба сели в угнанный автомобиль, оставленный ими на улице Радужной недалеко от дома Барзаева и пытались уехать. На автомобиле была установлена спутниковая сигнализация фирмы «Сателлит», которая позволила установить местонахождения угнанной автомашины и устроить там засаду. (Предварительный "отстой автомашины" это тоже совпадение с "почерком" Ханакаева. Барзаев и Ханакаев были задержаны в момент начала движения угнанном автомобиле, в то время как Романов и Буланов были задержаны в момент прохождения мимо угнанной автомашины и оперативники пытались доказать путём фальсификации доказательств, что они якобы хотели сесть в угнанную автомашину.)

Необходимо отметить, что хотя по делу Ханакаева и Борзова их причастность к угонам вменённых им в вину автомашин установлена, однако, дело расследовано не полностью – не установлены лица, покупавшие у них украденные автомашины, не установлено как долго Ханакаев находился в Москве, чем он здесь занимался, когда и кем он был вовлечён в совершение указанных преступлений.) Всё это может быть установлено расследованием вновь открывшихся обстоятельств, которые наряду с ранее выявленными фактами алиби Романова и Буланова могут явиться двадцать девятым мгновением истины их невиновности.

Е.Мысловский


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter